(Продолжение -Часть 3)


Свидетельство Сидонии, ученицы святой Нины,
видевшей и описавшей чудесное обращение царя Мириана.
Об устроении св. крестов, о построении храма и о бывших в нем чудесах.

В один летний месяц, повествует Сидония, а именно 20 июля, в день субботний, царь Мириан охотился на Мухранской стороне (*39). Сердцем его овладел невидимый дух злобы и воспламенил в нем любовь к идолам и приверженность огнепоклонству. Вспомнив о том, как он и весь его народ были усердны в почитании богов, царь, обратившись к четырем своим собеседникам и глубоко вздохнув, сказал им: "Мы достойны всякой казни от богов наших, потому что сделались ленивыми в исполнении своих обязанностей по отношению к ним. Мы навлекаем на себя страшный гнев великих богов наших за то, что допустили чародеев - христиан проповедовать в земле нашей их веру. Теперь я намерен истребить мечом всех христиан, кланяющихся Кресту, и затем мы усерднее примемся служить богам нашим карталинским. Я заставлю отречься от веры во Христа и супругу мою Нану, а если она этого не сделает, если не захочет оставить веры в Распятого на Кресте, то она сделается мне ненавистна, и я погублю ее вместе с прочими христианами".
Собеседники царя похвалили его намерение, так как оно было согласно с их желаниями. В сердцах их давно уже кипела злоба против христианства, но, замечая в царе благосклонность к нему, они принуждены были до времени молчать. Вот почему теперь с такой поспешностью собеседники царя похвалили намерение его.
Затем царь, объехав все Мухранские места, поднялся наконец на гору Тхоти (*40), чтобы оттуда осмотреть местности Каспи и Уплис-Цихе (*41). Когда он вместе с другими достиг вершины горы, то светлый день внезапно превратился в темную ночь. Объятые страхом, не видя друг друга, охотники разбрелись в разные стороны. Долго блуждал царь один по дубраве на горе, дрожа от ужаса и тщетно призывая своих богов на помощь. Чувствуя, что всякая надежда на спасение потеряна, он наконец остановился на одном месте и глубоко задумался.
"Вот, - думал он, - сколько я ни призывал богов своих на помощь, они остаются глухи к моим воплям, и вот я, несчастный, погибаю. От чего же боги мои не слышат вопли растерзанного моего сердца? Я сейчас клялся служить им со всем усердием и преданностью, как же они не хотят слушать преданного им раба? Ради их я хочу обнажить меч свой на христиан..." Сказав это, царь снова задумался. Тут он вспомнил о многих дивных знамениях, совершенных силой имени Христа, как пред очами его св. Нина силой того же имени много исцелила болезней, и многое другое вспомнил он, и, как бы пробужденный от глубокого сна, царь громким голосом воскликнул: "Боже Нины, рассей мрак от очей моих, и я исповедую имя Твое, воздвигну древо креста и поклонюсь ему, построю Тебе дом молитвы и буду послушным рабом Тебе и Твоей верной ученице Нине, пришедшей из Рима!"
Лишь только царь произнес эти слова, как немедленно темная ночь превратилась в ясный день. Обрадованный царь поспешно слез с коня, стал лицом к востоку и, воздев руки к небу, сказал: "Ты - Бог надвсеми богами и Господь всех господей! Боже, Которого проповедует Нина! Славословится имя Твое всеми тварями поднебесными и всеми живущими на земле. Ты избавил меня от смерти и рассеял мрак от очей моих, я узнал теперь, как Ты благ и милостив ко мне, и сердце мое чувствует отраду, утешение и Твое приближение ко мне, Боже благословенный! На этом месте для прославления святого Твоего имени я поставлю древо креста, и да будет воспоминаться настоящее знамение Твое во веки".
Царь обозначил место, на котором дал обет Богу, и отправился в столицу вместе с возвратившейся к нему святой. Въезжая в город, царь громогласно взывал: "Воздайте все люди славу Богу Нины, ибо Он - Богвеков, и Тому одному подобает слава во веки".
Царица Нана, узнав, что царь благополучно возврашается с охоты после постигшего его бедствия, вышла со множеством народа встретить его в Киндзари и Гарта (*42). Когда царь въезжал в город, святая Нина стояла на обычной своей вечерней молитве в куще, с ней были и мы, говорит Сидония, всего пятьдесят человек. Во время царского въезда город Мцхета пришел в смятение, царь громогласно взывал: "Где та женщина-странница, наша мать? Бог ее - Избавитель мой". Когда же царю доложили, что она в своей куще и совершает вечернюю молитву, то он со всей свитой отправился к ней.
Подъехав, царь слез с коня, вошел в кушу и, припав к ногам святой, умоляющим голосом говорил: "Удостой меня, о матерь моя, призывать имя Бога твоего и Спасителя моего". Святая Нина, поучив его довольно истинам веры, не могла от переполнявшей ее высокой радости удержать слез, полившихся ручьями из глаз ее. Видя это, заплакал и царь, а за ним - царица, а, глядя на них, громко плакал и рыдал весь народ. Когда я вспомню, говорит Сидония, эти священные минуты, то и теперь слезы радости невольно выступают на глазах моих.
Вскоре после того Мириан отправил послов в Грецию к св. императору Константину с просьбой прислать к нему священников. Св. Нина вручила посланным письмо императрице Елене (*43). По приезде в столицу Греческого царства, послы рассказали императору и другим о всех знамениях и чудесах, какие совершились во Мцхете силой Христовой, и просили послать как можно скорее иереев для увещания народа. Святая же Нина и ученики ее до прихода иереев неусыпно поучали народ день и ночь, указывая ему истинный путь, приводящий в царство небесное, и приготовляли его к св. Крещению.

Отправив послов в Грецию, Мириан высказал желание немедленно начать построение храма и сказал святой Нине:
"Желаю я построить дом Божий до прибытия иереев, но, скажи мне, на каком месте возвести его?" Святая Нина отвечала ему: "Где угодно будет, по благочестивому желанию царскому". На это царь сказал: "Если ты предоставляешь выбрать место мне, то скажу тебе, что я люблю эту кущу твою, но люблю и свой сад, полный прекрасными виноградными лозами и душистыми цветами, осеняемыми величественным кедром. Последнее место, - добавил царь, - как раз будет соответствовать твоим видениям. Воистину, этот видимый и скоропреходящий сад, - восторженно заключил Мириан, - изменится в сад духовный, возвращающий плоды в жизнь вечную, в нем мне желательно было бы прежде всего выстроить дом Божий для наших молитв".
Св. Нина с радостью согласилась, и немедленно приступили к возведению храма. Сам царь отводил места и руководил плотниками. Началась работа по очистке места, а так как избрано было пространство вокруг кедра, то он и был срублен прежде всего. Из шести огромных боковых ветвой его, окружающих главный ствол, сделано было шесть столпов, необходимых для поддержки нового деревянного здания, а из главного ствола - седьмой столп, он был больше других и удивлял всех своей величиной, и был назначен на середину - для поддержания купола храма. Кода установлены были шесть столпов на определенных им местах, и приступили к постановке седьмого, громадного столпа, то, к удивлению всех, оказалось, что никакая сила человеческая не могла сдвинуть его с места.
Извешенный об этом царь немедленно пришел со множеством народа, использовали машины громадной силы, однако же, не смотря на это, при всех стараниях людей, столп все-таки оставался неподвижен. Видя такое необычайное явление, царь и народ были удивлены и в недоумении спрашивали друг друга, что бы оно значило. Между тем, день близился к концу, опечаленный царь удалился к себе, затем разошелся и весь народ, в саду оставались только св. Нина и двенадцать ее учениц. Блаженная обливала горячими слезами пень срубленного кедра. Наступила глубокая полночь. И вот, ученицы святой видят, будто обе стоящие друг против друга горы, на которых тогда были капища идолов Армаза (*44) и Задена, обрушились, и каждая из них падала в текущие у их подножия реки: гора Армаз - в Куру, а Заден - в Арагву. И будто бы упавшие горы запрудили собой обе реки так, что Кура, выступая из высоких и крутых берегов своих, заливала собой город Мцхета, Арагва же заливала крепость Белтскую у самого Гартис-Карского прохода, или теснины, при этом были слышны ужасные, дикие вопли и страшные удары.
Испуганные этим, и не предполагая, что видят бесовское мечтание, ученицы св. Нины в страхе пустились бежать Блаженная же Нина громким голосом остановила их, говоря: "Не бойтесь, сестры мои, напрасно вы страшитесь там где нет никакого страха: горы стоят на своих местах, и реки текут покойно по своим руслам, и весь народ спит. Вот что я скажу вам. Вы видите, что разрушаются горы, - это правда, но только разрушаются не горы естественные, а горы неверия Карталинии, воздвигнутые диаволом, остановка же тех рек значит, что перестала течь невинная кровь детей, приносимая идолам в жертву и изливаемая пред ними, дикие голоса, слышанные вами, - это вопли диаволов: они жалобно воют, изгоняемые с этого покойного для них места крестной силой нашего Спасителя. Помолимся же, - заключила св. Нина, - все вместе Господу Богу нашему".
По молитве голоса умолкли, и водворилась глубокая тишина. Святая же Нина продолжала стоять на молитве и с воздетыми к небу руками просила Бога об успешном окончании предпринятого царем святого дела. Но не успела еще пройти ночь, и не пропели еще первые петухи, как ученицы св. Нины снова были приведены в страх.
Им послышалось, будто в трех частях города громкий звук военной трубы возвестил народу о нашествии персов, им капалось, будто бы персы уже разломали городские ворота и наполнили город; им представилось ужасное зрелище: будто бы озлобленные воины с криком убивали людей, и кров, потекла рекой, весь город был залит ей.
Мы, говорит Сидония, от страха едва переводили дыхание и горько плакали о погибели города. За сим вдруг, как будто к ушах наших, раздался громкий голос, возвещавший, что персидский царь Хуасро и царь царей Хуарань Хуасро приказали истребить мечем всех иудеев. Услышав это, продолжает Сидония, все мы пришли в ужас, и слышно было, будто бы воины приближались уже к нам, грабя и убивая всех попадавшихся им навстречу. Затем раздался громкий голос, возвещавший, что царь Мириан взят в плен. Во все это время, говорит Сидония, св. Нина тихо молилась и была совершенно спокойна. Осмотревшись кругом, она сказала: "Знаю того, кто кричит. Пришел и ему конец, благодарите Бога, сестры мои, потому что этот крик есть знак погибели духов злобы и спасения всей Карталинии и сегосвятого места". Воистину, замечает Сидония, блаженная и равноапостольная наставница наша утешала нас подобно искусному врачу.
Потом св. Нина обратилась к разрушителям и сказала: "Где цари персидские Хуасро и Хуарань Хуасро? Вчера только вышли вы из Сабастины, как же так скоро успели дойти до этого места? Для чего, спрашиваю вас, вы как будто разрушаете этот город и как будто усиливаетесь развеять его?.. Я говорю вам: вот приблизился Тот, от Которого вы бежите и Который пошлет вас в Северную страну, в мрачные горы и скалы". Затем святая рукой изобразила знамение св. креста в воздухе, и тотчас же все исчезло и стало тихо.
Утомленные ночными видениями, некоторые из учениц св. Нины на заре задремали, я же, говорит Сидония, бодрствовала. Святая же Нина все время стояла на молитве с воздетыми к небу руками. Тут предстал ей отрок, облеченный лучезарным светом, опоясанный огненным плащом. Подойдя к ней, он сказал тайно, на ухо, какие-то три слова, услышав которые, святая Нина пала на землю и поклонилась отроку. Потом он приблизился к столпу и, обняв его руками, поднял в воздухе на значительную высоту. Удивленная этим дивным знамением, говорит Сидония, приблизилась я к св. Нине и спросила ее: "Госпоже моя, что это такое?" Св. Нина отвечала: "Приклони голову твою к земле". Я повиновалась. Через некоторое время св. Нина встала с земли, подняла также и меня, и мы отошли несколько от того места. Стоя тут с некоторыми другими женщинами, мы видели, как этот столп в огненном виде опустился вниз, приблизился к своему прежнему основанию и стал над пнем на высоте двенадцати локтей, потом он то немного поднимался, то опускался к своему основанию, из которого, как мы увидели, стало истекать благоухающее миро.
Утром царь встал чем-то озабоченный на вид. Поднявшись с постели, он поспешно подошел к окну, взглянул на свой сад, где вчера он так деятельно распределял места для построения храма, и, увидев необыкновенный свет наподобие молнии, достигающей от его сада до небес, с поспешностью отправился к месту, где происходило чудесное явление. За ним последовало множество придворных, а также и почти все жители города, тоже увидевшие знамение. Тогда все увидели, как сей чудный, светом блистающий столп то спускался, то поднимался над своим прежним основанием на высоту двенадцать локтей, при чем из пня истекало благовонное миро. Весь город Мцхет исполнен был страха и необыкновенной радости, от которой жители города плакали, царь, вельможи и весь народ от всего сердца славословили Бога и ублажали св. Нину. В то же время явное присутствие благодати Божией подтвердилось многими чудесами. Так, один слепорожденный еврей, едва прикоснулся к блистающему светом столпу, тут же получил зрение и прославил Бога.
Потом некоторый отрок из царского рода, по имени Амзаспани, лежавший в продолжение восьми лет в постели, был принесен своей матерью и положен с постелью пред светоносным столпом, при этом мать молила св. Нину об исцелении его, говоря: "Призри, госпоже моя, на сына моего, приблизившегося уже к смерти; знаю, что Бог твой, Которому ты служишь и Которого проповедуешь нам, есть единый Истинный Бог". Тогда св. Нина приложила руку свою к столпу, а потом возложила ее на отрока и сказала матери: "Если веруешь во Иисуса Христа, Сына Божия, принявшего плоть для спасения мира, то ныне сила Его исцелит сына твоего". Когда же мать сказала: "Верую во Иисуса Христа, Сына Божия", - отрок встал с постели совершенно здоровым. Приходило также множество других страждущих разными болезнями, и все получали исцеление. Огромное стечение народа к столпу вынудило царя обнести это место оградой и закрыть от глаз приходящих людей основание столпа. Наконец царь велел немедленно приступить к возведению храма, и внешняя постройка его скоро была окончена.

Между тем, когда послы царя Мириана, явившись к Константину Великому, рассказали ему о всем случившемся, император и мать его Елена исполнились неописуемой радости. Они радовались, что благодать Божия просветила и соседние страны, что вся Грузия принимает от них св. Крешение, и что в царе Грузинском Мириане они находят верного союзника в защите от частых нападений персов на границы империи. Союз духовный скреплялся взаимной любовью и помошью.
Св. равноапостольный царь послал в Иверию епископа Иоанна, мужа духовно опытного, в сопровождении двух иереев и трех диаконов. С ними император Константин передал царю Мириану письмо, в котором, после молитвенных призываний благословения Божия на царя, его семейство и весь народ, благодарил Господа за ниспосланные Им благодеяния. Кроме того, послал св. крест, икону Спасителя и Божией Матери и богатые дары. Св. Елена написала также похвальное и утешительное письмо святой Нине.
Прибывшего в столицу епископа с иереями и диаконами царь и весь народ, сильно желавшие принять св. Крещение, встретили с великим почетом и сердечной радостью. Царь немедленно разослал всем эриставам (воеводам или представителям областей), военачальникам и всем царским особам, числящимся заочно на службе при его дворе, приказания, чтоб они как можно скорее предстали пред ним. Получив это приказание, все помянутые должностные лица немедленно явились в столицу.
Началось совершение Таинства. Прежде всех принял св. Крещение царь, а за ним царица с детьми. После этого, приготовив крещальню у моста на реке Куре, там, где стоял дом первосвященника Элиоза, епископ совершил водоосвящение и крестил всю знать, место это до сего времени носит название "купели вельмож". А несколько ниже "купели вельмож" два иерея и диаконы крестили в то же время весь народ, который принимал святое Крещение так усердно и стремился к нему с такой поспешностью, что при совершении Таинства было немало замешательств. Такое усердие явилось от того, что народ хорошо помнил наставление святой Нины, говорившей им, что тот, кто не примет Крещения, не может найти Вечного Света.
Почти вся Карталиния приняла св. Крещение, за исключением кавказских горцев, оставшихся во тьме язычества, Не приняли также св. Крещение и евреи мцхетские, кроме первосвященника Авиафара со всем его домом и нескольких других еврейских семейств, числом пятьдесят, которым царь, в знак особенного к ним благоволения, пожаловал в вечное владение местечко Цихе-Диди (*45). Не принял св. Крещение зять царя Мириана Фероз, владетельный князь кавказских местностей от Рани до Бардавани (*46) с подвластным ему народом, хотя эти провинции он получил в управление от царя Мириана, был зависим от него и служил ему, исполняя все государственные повинности.
Спустя немного времени после крещения, царь Мириан послал епископа Иоанна с одним вельможей к Константину Великому с просьбой прислать ему в дар частицу Животворящего Креста Господня, который только что был обретен, благодаря благочестивому усердию матери императора царицы Елены. Царь просил также прислать ему для проповеди слова Божия побольше священников, "чтоб,—говорил он, никто в государстве моем не был лишен сего святого утешения, и для всех открыт был бы вход в вечное царство Спасителя Иисуса". Также просил прислать архитекторов для возведения каменных храмов.
Прибывших в Константинополь послов приняли с радостью, и переданная ими просьба царя с готовностью была исполнена. Послам вручили часть (*47) Животворящего Креста, служившую опорой стопам Господа, и гвозди, коими были прибиты пречистые руки Искупителя. Вместе с послами отправилось в Грузию много священников и архитекторов.
При прощании император вручил епископу богатые дары и отдал в его распоряжение большую сумму денег для построения церквей. При этом император пожелал, чтобы на врученные им деньги первый храм был устроен на месте вступления послов в пределы Карталинии. Епископ и посланные с ним, сопровождаемые добрыми пожеланиями всех жителей столицы, отправились обратно. Достигнув первого местечка в пределах Иверии, именуемого Эрушешети (*48),епископ оставил тут каменщиков, а также гвозди от Честного Креста Спасителя для храма, который собирались строить там. Оттуда послы отправились в Манглис, положили и там основание храму и оставили при нем полученную в дар часть Животворящего Креста Господня.
Услышав об этом, царь Мириан опечалился тем, что послы его не явились прежде всего к нему в столицу, но сами руководят построением храмов и оставляют при них драгоценные святыни, которые он просил для своей столицы. Св. Нина, узнав о скорби царя, пришла к нему и утешала его, говоря: "Не печалься царь, так этому и должно быть, ибо этим спасительная наша вера Христова крепче утвердится в пределах твоего царства и больше распространится, для тебя же и для столицы довольно и того, что здесь находится славный хитон Господень".
Царь и прежде слышал о хитоне Господнем, но теперь, сделавшись христианином, он пожелал как можно больше узнать о нем и потому, призвав Авиафара и других евреев, подробно расспрашивал у них об этой святыне, и они рассказали ему все, что знали, как это было изложено выше Утешенный их рассказом, Мириан, воздев руки свои к небу, сказал: "Благословен еси, Господи Иисусе Христе, Сыне Бога Живаго! Ты изначала восхотел избавления нашего от диавола и преисподней, изволив Твоим смотрением послать сюда хитон Твой святой из града Иерусалима чрез иноплеменных нам евреев, которые отверглись Божества Твоего"
Затем царь высказал св. Нине свое желание непременно устроить храм на месте ее кущи. Святая с радостью согласилась, и немедленно началось возведение храма. При этом Св. Нина, вознося теплую молитву к Богу, говорила: "Благословен Господь Иисус Христос и Отец Господа нашего, пославший на землю с вышних небес, с державного престола Своего, Слово Свое Святое, Единородного Сына Своего, Который сошел на землю, родился воистину от семени Давидова, воплотился от единой Девы Чистой, Непорочной и Святой, послужившей орудием спасения нашего, просветил всех поднебесных, спас верных, родился по подобию человека, Свет всяческих и Образ Божий, принял Крещение водой и Духом Святым, как Человек изволил принять распятие, погребение и, наконец, в третий день воскрес, потом вознесся на небеса в горнюю обитель Отца, и Который приидет опять во славе, и Которому подобает всякая честь и слава со Отцем и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Повествование об установлении
святых крестов при царе Мириане.

Близ города Мцхета, на вершине высокой горы, с незапамятных времен стояло одно дерево. Своей необыкновенной, огромной величиной, чрезвычайной красотой и чудным ароматом оно удивляло и привлекало всех видевших его. Листья и семена этого дерева имели целебную силу. Люди и все дикие звери давно знали о таком его свойстве и с большим успехом пользовались им, в особенности для лечения ран и струпьев.
Грузины, принявшие св. Крещение, рассказали однажды епископу Иоанну о необычайной красоте и целительном свойстве этого дерева. Святитель Божий, выслушав их, отвечал, что, так как дерево это насаждено Богом, Им же выращено и сохранено, и так как Карталиния благостью Христа просвещена св. Крещением, он желал бы в честь и славу Распятого на Кресте Господа соорудить из этого дерева честные кресты. Народ похвалил святое намерение епископа, и вскоре за тем приступили к делу.
Сам епископ, в сопровождении сына царского по имени Рев и множества народа, отправился на место, где росло то дерево. С благословения святителя его срубили и целиком, не трогая ни одной ветки, ни листка, с благоговением и торжеством внесли в город и поставили с южной стороны храма у дверей. Величественность и красота дерева, свежая зелень его листьев в то время, когда все другие деревья еще стояли обнаженными, благоухание, которое доносил от него тихий ветерок - все это производило глубокое впечетление на сердце каждого, приходящего осмотреть на дерево, а таких было великое множество.Срубленное 25 марта, в пятницу, оно простояло тридцать семь дней, совершенно сохранив свежесть, как если бы оно продолжало расти на своем прежнем месте.
1 мая, когда все деревья покрылись листьями, а плодовые расцвели, из необыкновенного дерева сделали четыре креста, а седьмого числа при стечении людей со всего города, в присутствии царя и всего его семейства, кресты были освящены и с великим благоговением и радостью поставлены в новой церкви. Господь милостивно приял жертвы верных рабов Своих и видимо явил благодать Свою над святыми крестами: после того, как они были внесены в храм, жители столицы несколько суток сряду видели дивное знамение.
Лишь только наступала ночь, с неба спускался огненный крест, верх которого окружали звезды наподобие венца, и стоял над храмом до рассвета; когда же начиналась заря, выделялись из звездного венца три звезды, одна из них уходила к востоку, другая - к западу, а третья, самая яркая из них, уходила за реку Арагву и, немного постояв над той горной пещерой, где св. Нина слезами испросила себе у Бога источник воды, поднималась к небу.
Удивленный таким чудом, царь со всем народом с благоговейным трепетом приступил к угоднице Божией св. Нине и стал расспрашивать: "О чем говорят эти знамения Божий? Почему из венца, окружающего верх креста, исходят блистающие звезды и направляются всегда в определенные стороны?" "Вера Христова, - отвечала царю св. Нина, - осияла твое царство великим духовным светом, и слава Распятого на Кресте пребудет в нем до скончания века, а тем, что звезды уходят всегда в определенные стороны, Господь указывает на места, где должны быть поставлены св. кресты. Так как эти места, кроме одного, неизвестны, пошли, царь, людей на восток, на какую-нибудь из высочайших гор, находящихся между Карталинией и Кахетией, а также и на запад, на одну из высоких гор в окрестностях этого города. Пусть посланные тобой люди хорошо заметят, против каких именно мест останавливаются звезды".
Царь избрал на востоке и на западе по одной высокой горе и отправил туда людей. Это произошло в пятницу. На другой день, после совершившегося на рассвете знамения, посланные на запад и стоявшие на горе Квабтахевской (*49) возвратились и рассказали царю, что виденная ими звезда, достигнув горы Тхоти, остановилась над переходом с Тхоти на Касти и затем через несколько времени сделалась невидимой. Возвратились также и посланные на восток, стоявшие на горах Кахетинских. Виденная ими звезда остановилась над Кахетинским селением Буди (*50) и вскоре сделалась невидимой.
Когда, царь передал св. Нине все слышанное им от посланных, блаженная велела взять два из сделанных крестов и один из них установить на горе Тхоти, на том самом месте, где явилось действие благодати Божией на царе (*51), а другой крест (*52), вместо селения Буди, велела отдать невестке царской Саломии, рабе Христовой, с тем, чтобы она поставила оный в городе Уджарме (*53), "так как, - сказала св. Нина, - Буди - селение Кахетинское и не должно иметь преимущества перед царским городом с большим населением, а само Буди чрез то не лишено будет благословения Божия,"—предсказывая последними словами о том, что будет погребена там.
Повеление св. Нины было исполнено в точности. Затем жители Мцхета после происшедшего снова чуда взяли третий крест (*54) из храма. Царь с семейством, сопровождаемые самой св. Ниной, епископ со всем клиром и все вельможи, и народ вышли из города, перешли реку Арагву, поднялись до середины горы и остановились в пещере (*55), где св. Нина слезами испросила у Бога источник. Они провели тут всю ночь в молитве, причем радостные слезы блаженной Нины сливались с водой Богом дарованного источника, и ее руками Господь совершил тут множество чудес и исцелений.
На другой день утром торжественная процессия взошла на вершину горы. Тут блаженная пала на колени, и потоки молитвенных слез полились из глаз ее, а затем и вся гора огласилась слезными рыданиями.
Епископ возложил руку на один из лежащих тут камней и, обратясь к св. Нине, сказал: "Прииди, о матерь наша, и благослови место сие, ибо тебе первой надлежит знаменовать его св. крестом". Св. Нина, повинуясь словам святителя, приблизилась и осенила то место святым крестом. Затем крест водрузили, и совершили пред ним поклонение (*56).
По прошествии нескольких дней после Пятидесятницы, в среду, совершилось чудное знамение над крестом, поставленным на горе: виден был светлый столп, верх которого окружен был двенадцатью звездами в виде венца, и вся гора, на которой стоял крест, курилась благовонным фимиамом. Все жители города Мцхета были свидетелями этого чуда Божия. При виде его множество язычников обратилось к Христу и приняло св. Крещение, а для новообращенных христиан это знамение послужило к большему утверждению их в вере, и все славили Бога.
Вскоре совершилось над тем же крестом другое, еще более дивное знамение. Над ним стояло огромное пламя разделенное на семь частей, светлее солнечных лучей, и Ангелы Божий сходили ко кресту, окружая его подобно искрам, во множестве исходящим из горящей печи, при этом гора под крестом тряслась все время, пока знамение продолжалось. Такое страшное и дивное чудо долго потом повторялось каждый год, и слава о святости того места и присутствии на нем силы божией далеко разносилась по вселенной, и благодать Божия обильно подавалась приходящим с верой поклониться честному и животворящему кресту.
Вот некоторые благодатные исцеления.
У Рева, сына царя Мириана, единственный сын, почти со дня рождения своего болезненный, приближался к смерти. Благочестивый отец с верой принес сына своего и положил его пред честным крестом, со слезами прося у Распятого на Кресте Господа исцеления. Он говорил: "Кресте Честный и Животворящий! Исцели мне этого младенца, и я устрою киот для поставления тебя в нем". Немедленно после этих слов младенец исцелился, и отецвзял его с собой совершенно здоровым. Обрадованный, он исполнил свое обещание. После этого благочестивый Рев ежегодно приходил на поклонение честному кресту, принося с собой разные пожертвования.
Один отрок, слепой на оба глаза, пришел с верой к св. кресту и, неотходно пробыв у места того семь дней, получил зрение, славословя Честный Крест.
Была одна женщина, которую часто мучил нечистый дух и у которой восемь лет отняты были силы и рассудок. Во время беснования она рвала на себе платье и не оставляла на себе даже рубища. Наконец привели ее к св. кресту и заставили приложиться к нему; пробыв здесь двенадцать дней, она избавилась от мучителя своего - беса и получила крепость и силу.
Один отрок нечаянно упал и убился насмерть. Утром мать принесла его и положила пред св. крестом, и до вечера со слезами там молилась. Видевшие ее говорили: "Женщина, возьми и похорони отрока, видишь, он уже умер и скоро подвергнется тлению". Но женщина та не отчаялась в своей надежде, а только еще больше плакала и молилась Богу о ниспослании ей милости. Наконец к вечеру отрок ожил и открыл глаза, мать, пробыв с ним семь дней у креста, взяла его живого и совершенно здорового и славословила Бога за великую Его милость к ней.
Видя бесчисленные знамения и чудеса от святого креста, приходили с верой многие бездетные жены, испрашивая себе чадородия, и получали оное, соделываясь матерями многих детей. В знак благодарения Богу, они оставляли дары и приношения. Приходившие из отдаленных мест, испрашивавшие Божией милости у честного креста Мцхетского, немедленно получали просимое. Многие неверные, впавшие в различные болезни, дав обещание прийти к св. кресту и поклониться ему, немедленно получали исцеления, и по исполнении своего обещания многие тут же принимали святое Крещение. И доныне многие приходящие с верой к Мцхетскому кресту получают от Господа нашего Иисуса Христа благодатные исцеления, славословя Его со Отцом и Святым Духом.

Св. Нина, живя во Мцхете, была утешена письмом святейшего папы Римского св. Сильвестра, в котором святитель Божий, похваляя подвиги св. Нины, подъятые ею для проповеди слова Божия в дальних странах, прославляет Бога за Его великие милости, явленные Им рукой св. Нины в стране Карталинской, испрашивает себе святых молитв блаженной и в конце письма передает свое святительское благословение царю Мириану и всему народу Карталинскому.
Письмо это было передано св. Нине через франкского диакона, вручившего ей при этом и другое письмо, посланное царем франков. Последний извещал св. Нину, что, как она просветила всю Иверию, так и отец ее просветил все его владения, так что начиная от него, царя, и до последнего его подданного, все приняли св. Крещение. При этом царьписал, что слава о чудных делах Божиих, явленных в Карталинии, пронеслась по всем странам, и что он, пораженный многочисленностью чудес, происходивших в Грузии, не мог удержаться, чтобы хоть через бумагу и чернила не восхвалить великую угодницу Божию св. Нину и не послать ей своего приветствия.
Передав письма, франкский диакон начал подробно расспрашивать обо всем происшедшем, со вниманием слушал рассказы очевидцев и был сам свидетелем дивных чудес и знамений, происходивших во Мцхете во время его пребывания там. Исполненный высокими молитвенными чувствами, благодарностью Богу за все слышанное и виденное, диакон, взяв от св. Нины и царя Мириана письма, отправился в обратный путь.
После отъезда диакона царь, возгоревшись ревностью о славе имени Божия, сказал св. Нине и епископу Иоанну: "Желаю принудить оружием горцев и зятя моего Фероза принять св. Крещение и покорить их Сыну Божию, и силой заставить их поклониться Честному Кресту Господню". Св. Нина отвечала царю: "Не велено Господом прибегать к оружию, но Евангелием и Честным Крестом следует показать истинный путь, приводящий в вечную жизнь. Я верую и надеюсь, что благодать Божия со временем просветит тьму сердец их."
Вскоре после того св. Нина, царь и епископ Иоанн, взяв с собой одного эристава (правителя области), отправились на проповедь слова Божия между горцами. Прибыв в Цорбан, они благовествовали св. Евангелие чартийцам, пховельцам и гуда-макрийцам (*57), но эти дикие горцы и слышать не хотели о вере Христовой и упорно отказывались от принятия св. Крещения. Тогда помянутый эристав царский, считая подобное упорство неразумным, испросил у царя позволения принудить их к тому оружием, и, получив просимое, одним ударом победил этих немногочисленных язычников, разрушил у них идолов и утвердил христианство. Оттуда проповедники прибыли в Чалети (*58) и проповедали св. Евангелие эрцо-тианетцам (*59), которые, с радостью приняв благовестие, просвещены были св. Крещением.
Пховельцы же, не желая принять христианство, оставили те места, где они жили, и переселились в Тушетию (*60). Этому примеру последовали и другие горские народы, особенно когда царь Мириан, желая понудить их к принятию христианства, увеличил подать с них. Впоследствии многие из горцев обращены были ко Христу священномучеником Авивом, епископом Некресским, некоторые же из них, впрочем, и до сего дня остаются в язычестве.
Затем св. Нина, взяв с собой священника Иакова с диаконом и некоторых других, отправилась проповедовать Евангелие Христово в Кахетию, в другую часть Иверии. Там царствовала тогда царица Сонджа, или София. Святая Нина остановилась сначала в Коцахете и своей проповедью смогла привести всех к вере Христовой, поскольку там слышали уже о принятии святого Крещения Карталинским царем Мирианом, а с ним и всем народом карталинским. Жители Коцахета с радостью приняли благовестие от св. Нины, и были крещены иереем Иаковом.
Затем святая Нина наконец отправилась туда, где Бог положил предел ее земному странствованию—в Бодби, где временно проживала царица София. Устроив себе кущу на полугоре, святая Нина немедленно стала проповедовать учение Христово и творила разные чудеса и знамения. Царица София вскоре после благовествования ей святого Евангелия святой Ниной последовала примеру Карталинской царицы Наны: уверовала во Христа, как и все ее сановники, и приняла вместе с ними св. Крещение.
Совершив последнее дело своего апостольского служения, св. Нина извещена была Святым Духом о приближающейся ее кончине. Она сообщила об этом царю Мириану письмом, посланным чрез царицу Софию. Письмо это было следующего содержания.
"Усердному слуге Христову, верующему во Святую Троицу, царю Мириану.
Господь Бог да пошлет тебе и всему народу твоему росу милости Своей, и да будут защитой вам Крест Его Животворящий и предстательство Пресвятой Девы Марии.
Я, немощная жена, проходя новые страны, с успехом проповедала слово Божие, новые народы приняли учение мое о Христе и соделались чадами святой купели. Ты, как христианин, конечно, порадуешься тому, что Господь Бог благоволил царствование твое призреть на создания Свои и, послав им свет истины, преподал через меня истинную христианскую веру, и ввел их в наследие вечного Своего небесного царства. Теперь же, окончив все, я как пришелица отхожу от мира сего и пойду по пути отцов моих. Прошу тебя, царь, отправить ко мне епископа Иоанна, чтобы он приготовил меня к пути в жизнь вечную, ибо время моей смерти уже приблизилось".
Царица София, получив это письмо из рук блаженной, чтобы передать царю Мириану, с поспешностью и радостью отправилась в путь. Она уже подъехала к левому берегу реки Арагвы против Мцхета, но переезд через реку, из-за сильного разлива, был невозможен.
Стоя на берегу реки и увидев на другой стороне ее храм, воздвигнутый в царском саду, София воспламенилась желанием поскорее поклониться в нем Истинному Богу и лобызать там мироточивый столп. Забыв о явной опасности, призвав с крестным знамением имя Господа Иисуса Христа, она пустидась одна в реку. Сохраняемая Богом, София благополучно достигла другого берега, где ее ожидали епископ и огромное множество народа. Сам царь Мириан с царицей вышел ей навстречу.
Царица София сначала вошла в храм и, приложившись к мироточивому столпу, тут же пожертвовала город, называемый Баратиани, и местечко Буди на украшение храма. Затем, после долгой и усердной молитвы, она обратилась к царю Мириану, приветствовала его и вручила ему письмо от блаженной и святой Нины. Прочитав его, царь пролил слезы и чрез несколько дней с супругой своей, с епископом и со всем его клиром, взяв также с собой сына своего Рева с супругой его Саломией, со всеми вельможами и множеством народа отправился к св. Нине, намереваясь упросить ее переехать в город Мцхета. Но, несмотря на все слезные просьбы царя Мириана и прибывших с ним, св. Нина не согласилась оставить новую, только что основанную Церковь Кахетинскую.
Сидящие вокруг св. Нины царицы Нана, Саломия и София и множество других людей просили ее рассказать им подробно о своей жизни: 'Расскажи нам,—говорили они,—госпожа наша, кто ты, какого рода, как пришла для спасения нашего и нашей страны? Где ты воспитывалась? Освободительница пленных, поведай нам, по какой причине называешь себя пленницей?"
Тогда св. Нина начала свой рассказ следующими словами: "Дщери веры Христовой, близкие сердцу моему царицы! Видя любовь мою ко Христу и веру в Него, вы желаете знать жизненный путь бедной рабыни? Я расскажу его вам, и вы узнаете обо всем. Жизнь моя приблизилась уже к концу, и душа моя скоро отрешится от тела моего, желаю почить сном моей матери на веки (*61). Но принесите чсрнила и письменные принадлежности и напишите бедное и ленивое мое житие, дабы оно было известно детям вашим, также как и вера ваша, и то, как вы меня приняли, и знамения Божий, которые вы видели, и все, чему вы были свидетелями".
Тогда немедленно принесли чернила и письменные принадлежности, Саломия Уджармская и Леродж Аврийский приготовились писать. Св. Нина начала рассказывать тие свое, а они записывали все, что говорила блаженная, и великая богопроповедница рассказала в сущности все то, что изложено было выше нами о ней. При этом св. Нинапросила царя, чтоб священника Иакова поставили епископом после смерти Иоанна. Также, не желая оставить новую Церковь Кахетинскую сиротой, блаженная Нина просила царя предать ее земле в ее куще.
Затем епископ Иоанн принес Бескровную Жертву и приобщил равноангельную Св. Тайн Тела и Крови Христовых, после чего она мирно предала святую свою душу Богу Небесному. Это произошло 14 января, на двадцать пятом году от пришествия блаженной в Карталинию, в 335 г. от Р.Х., на шестьдесят седьмом году от рождения св. Нины. Оба города, Мцхета и Уджарма, вся Карталиния и Кахетия были глубоко опечалены ее успением. Все обращенные ею народы пришли поклониться нетленному и многострадальному ее телу.
Царь Мириан, вопреки завещанию св. Нины, хотел перенести ее святые мощи в г. Мцхет и там предать погребению, но никакие усилия человеческие не могли сдвинуть с места иссохшего от поста и молитвы тела св. Нины. Видя это, царь оставил свое намерение, и тело св. Нины было предано земле на месте, завещанном ею. Именно близ селения Буди, в куше, ею самой устроенной (*62). Вскоре после того царь Мириан создал около места погребения св. Нины соборный храм в честь двоюродного ее брата великомученика Георгия, а на самом месте погребения построил придел храму.
После блаженной кончины св. Нины недолго жил и благочестивый царь Мириан, так много потрудившийся в распространении и утверждении веры Христовой в пределах своего царства. Но еще до кончины своей он утешен был возвращением сына своего Бакара, бывшего заложником к Константинополе. По этому случаю Константин Великий писал к нему следующее письмо:
"Пишу тебе, Богом просвещенный и наравне со мною новоутвержденный в вере царь Мириан, Да будет с тобой мир и радость.
С того времени, как ты познал Троицу Единосущную, Бога Безначального, Творца всех, не желаю более иметь от тебя заложников. Теперь довольно, нужно положить всему конец, посредниками нам—Христос Сын Божий, прежде всех рожденный, Который вочеловечился для нашего спасения, и Крест Его Честный, который дан помощником нам, надеющимся на него всем сердцем, и да будет между нами посредником Бог и Творец всех. Будем пребывать между собой в братской любви. Сына твоего Бакара посылаю к тебе обратно, посмотри на него и возрадуйся, от Бога ниспосланный Ангел мира да будет с тобой неотлучно, и да отженет Господь Творец диавола-искусителя от пределов царства твоего".
Царь Мириан и царица Пана исполнились неописанной радости и, увидев сына своего, благодарили Бога за Его великую к ним милость.
Тогда царь Мириан окончил храм Самтаврский (Епископский) и освятил его с большой торжественностью. На тридцать пятом году от обращения Мириана умер сын его Рев, зять Тиридата, царя Армянского. Его похоронили в склепе, устроенном самим же Ревом. В том же году занемог и сам св. царь Мириан и вскоре скончался.
Перед смертью Мириан призвал сына своего Бакара и сказал: "Сын мой, вот видишь, отхожу я туда, откуда и пришел, и благодарю Многомилостивого Бога, Творца неба и земли, что избавил меня от сетей вражеских и из пасти ада и удостоил меня стоять одесную Своей славы".
"Ты же, царица Нана,—обратился умирающий царь к супруге своей,—если будет время и успеешь, то раздели после моего отшествия сокровища царские на две части и одну из них отдай для поддержания благолепия на месте погребения св. Нины, просветительницы нашей". Затем царь просил также и епископов, стоящих тут же, чтобы чтили место погребения св. Нины, ибо "оно,—говорил Мириан, - достойно чести и великого внимания".
Сыну же своему умирающий сказал: "Чадо мое, тьма наша преобразилась в свет, и смерть—в жизнь вечную. Передаю тебе венец царства моего. Бог, Творец неба и земли, да утвердит тебя в вере, соблюдай всегда заповеди Сына Божия и руководствуйся во всем ими. Смерть за имя Христово да будет тебе дороже жизни твоей, такой смертью обретешь нескончаемую жизнь. Где только найдешь огнепоклонство - уничтожь его, а идолов предавай огню и золу их, смешав с водой, дай испить поклоняющимся им.
То же самое передай и детям твоим. Я надеюсь, что кавказские горцы перестанут противиться вере нашей; ты же с усердием следуй во всем сказанному мной всем сердцем твоим, и предай себя Сыну Божию, рожденному прежде век, вочеловечившемуся в последние дни для нашего искупления. Силой Честного Креста ты победишь врагов твоих. С великой честью храни мироточивый столп, да будет всегда и во всем надежда твоя на Господа, и во время отшествия твоего в вечный покой да пребудешь непоколебимо в исповедании Святой Троицы".
Затем царь Мириан велел принести к нему крест св. Нины, полученный им из рук блаженной, надел на него корону царскую и велел приблизиться к себе сыну своему Бакару, перекрестил его, снял с креста корону и возложил ее на голову сына своего. Потом, приобщившись Св. Тайн, св. царь Мириан мирно отошел в вечный покой ко Христу Богу.
Бакар похоронил его в верхней церкви Самтаврской, с южной стороны от главной колонны храма, у стены, под частицей св. мироточивого столпа, которую царь Мириан заложил в стене во время освящения храма.
Через два года скончалась и блаженная царица Нана, ее похоронили там же, вместе с ее супругом, по левую сторону его гроба (*63).
Спустя много времени умер также царь Бакар, и его похоронили близ его матери - святой Наны, с левой стороны.

Смотрите также Святая Равноапостольная Нина, Просветительница Грузии


МОЛИТВА СВЯТОЙ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ НИНЕ,
ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦЕ ГРУЗИИ

О всехвальная и предивная равноапостольная Нино, воистину велие украшение Церкве Православный и изрядное похвало народу ивериискому, просветившая всю страну Грузинскую Божественным учением и подвиги апостольства победившая врага нашего спасения, трудом и молитвами насадившая зде вертоград Христов и возращшая его в плод мног! Празднующе святую память твою, притекаем к честному лику твоему и благоговейно лобызаем всехвальный дар тебе от Божия Матере, чудотворный крест, егоже ты обвила есй драгами власы твоими, и умильно просим, яко присную предстательницу нашу: огради нас от всяких зол и скорбей, вразуми врагов святыя Церкве Христовы и противников благочестия, охраняй твое стадо, упасенное тобою, и моли Всеблагаго Бога, Спасителя нашего, Емуже ты ныне предстойши, да дарует благочестивеишему Императору нашему мир, дол годенствие и во всяком добром начинании поспешение, да приведет Господь нас в небесное Свое царствие, идеже вси святии славословят всесвятое Его имя ныне и присно и во веки веков. Аминь.


"Полные жизнеописания Святых Грузинской Церкви"
- Перевод с Грузинских подлиников Михаила Сабинина (Сабинашвили).
- Редактироваль - Бесики Сисаури (MDiv)


HOME

© Copyright, 2001
       Besiki Sisauri

Make your own free website on Tripod.com