| введение | краткая | пространная | метафрасная | заключение  | редакция | контакт |



Life of Illarion of Georgia in Russian language

 

II. Пространная редакция

 

Благослови, Владыко!

I. Блистательны и паче благолепны суть слова Священных Писаний, кои начертаны благодатью Духа Святаго для наставления всех верующих и украшения святой Церкви, коими Она роскошествует, как невеста, облаченная во славу, и озаряет детей своих светом благодати. И как от вешнего цветка, делается благоуханным сонм возлюбивших науку, и возбуждает обоняние во след елею ее и следует благоуханию всесожжении. И потому как соединилась Она с духовно освященным Женихом и впредь вручила Ему собор верующих, коих сподобили (именовать) ближними, ввиду благих и многообразных красот каждого, словно облачением в одеяния златотканные украшенных, и коли станет Царица одесную Царя в храме том царственном, то и сии удостоились бы стать в соборе том великом первенцев, как говорил Давид, а именно: "В Церкви великой восславлю тебя" [1], где он был бы призван Богом среди богов и который заранее через них сподобился бы чести сопричастия ко Господу, и к коим сопричислялся сей великий и блистательный, всежеланный и любезный отец наш Иларион, высокий благими подвигами и горний духовным взором блистательного восхищения.
О нем и есть слово наше, и предстоит описание и повествование для грядущих поколений о жизни и подвигах его, подобного статуе золотой, украшенной каменьями честными и жемчугами драгоценными, воздвигнутой и возвышающейся посреди Церкви, дабы вступающие на стезю подвигов созерцали и сопричастились сиянию его и пуще побуждались, и хотя он был Новый по времени, но равен оным присным и знатным первенствовавшим подвижникам, коим уподобился благодеяниями и чудотворством и коих он превзошел, а некоторых и при жизни превосходил любовию к странничеству и совершенной своей сокрытостью.
Мы же не продлим слова нашего, потому как предлежит нам не путь славословия, но спешим мы описать житие и наполнить духовной сладостью и повествованием слух возлюбивших внимать, (о том), как возрос оный святой или из какой стороны явилось сие новое блистающее светило, что взошло на Востоке и благим сиянием своим озарило все сущее на Западе [2].

II. Сей блаженный и святой отец наш Иларион был родом из грузин [3], которые явили множество святых и чудотворных мужей; но из-за незаписанных их житий (и истечения) много времени, впали они в забвение, однако, в блеске предстоят пред Богом. Но некоторые новоявленные святые удостоились памяти, и жития их описаны боголюбивыми людьми и споспешниками, как сей святой, о коем и есть слово наше.
А мы станем на стезю прежнего слова (нашего) и поведаем вам о всех образах жизни его и, как мы о том уже говорили, произрос сей блаженный сын богатых и именитых азнауров в Кахетской части страны Картлийской. А у отца его были и прочие дети, однако (лишь) сего святого родители обетовали Богу, как спервоначала Анна Самуила [4].
И когда исполнилось ему шесть лет, он был отдан достойному и боголюбивому человеку, который был из того же местечка, в коем проживал и отец оного блаженного, и научал он его Священным Писаниям денно и нощно. И словно дерево. Богом насажденное, орошал его потоками вод, кои суть богодухновенные Писания. И когда отец его увидел успешное обучение своего отрока тем святым старцем, начал выдавать ему обильно все потребное для содержания, и приступил к строительству монастыря в той местности.
И собрали там братию числом лишь до шестнадцати (человек). И многажды являлся отец его для устроения того места и лицезрения вожделенного чада своего.
А он, блаженный и истинный сын Отца Небеснаго, видя постоянное посещение своего родителя, стал тужить, поэтому и вспомнил благовествования те, а именно: "Кто не оставит отца своего и матерь свою и не подъемлет Крест и не примкнет ко Мне, тот не достоин Меня", и решил удалиться в глубинную пустынь. И встал и ушел в Гареджийскую пустынь и нашел там множество мужей подвижников, а подле них один малый грот Возрадовался радостию великою и вошел в него и поселился в нем. А был он в возрасте, примерно, пятнадцати лет. И отныне стал он на стезю подвигов. Постом и бдениями плоть свою юношескую (подверг) увяданию, в молитвах и богозрениях сподобился бесплотия, покуда не превзошел подвигами всех пребы вавших в пустынной той местности, и дались все диву подобным трудам его и терпению.
И устроялась вся братия учением его, и припадали пред ним, дабы оставался он с ними.
И взял он к себе до одиннадцати братьев, подвижников мирных и кротких. И были они подобны ангелам в постах и непрестанных молитвах и прославлении Господа, покуда не разнеслась весть о преподобии его по всей стране Картлийской, ибо невозможно было скрыть свечу под сосудом или ложем, чтобы не стало то ведомо всякому [5]. И как проведал об обилии добродетелей его епископ Руиставский, преисполнился он душевного желания, встал и пошел приветствовать его. И когда же прибыл к оному святому, поприветствовали они друг друга святым целованием. Видя лик его желтый, слова смиренные и одеяние небрежное, изумился епископ изумлением мудрым и говорил ему: "От поры давней желал я лицезреть тебя, сын мой, Иларион, и сподобиться мне, грешному, святого твоего благословения. 'А более потому я благодарствую Бога, что не лишил он меня любви твоей душевной. И ныне молю тебя, сын мой, исполнить желание мое - прими священство от меня, убогого и недостойного".
Но он, блаженный, потому как был скромен и чуждался славы людской, не восхотел взойти в сей чин священства и противостал достойному тому епископу и устранялся и горячо молил его, чтобы освободил он его от вериг священства. Но тот, побуждаемый Богом, вновь упрашивал его и молил; тогда оный святой, видя себя в понуждении, счел греховным свое непослушание (стать) священноучителем и сотворенный Небесной силой Господа, говорил ему: "О, почтенный отче, в твоих руках пребываю я, убогий, и поступай со мною, как угодно святости твоей".
Тогда встал преподобный епископ и благословил его во священники. И исполнил святое Таинство и взаимно причастились. И ушел епископ и повествовал всякому люду о сем угоднике, и все, кто сышали его, благодарили Бога. А многие из дальних земель прибывали лицезреть его и принимать святое его благословение.
А затем блаженный Иларион видел множество прибывавшего к нему люда и огорчался он такому делу и стал озабочен. И в возрасте юношеском обрел он старческий дух, подобно великому Моисею, и стал судиею духа и плоти. И был он судителем оскорбленного и изможденного, умертвил гордыню плоти и схоронил ее в песке смирения [6], на котором не взойти пажити страданий. И тогда, видя, как все же не утихли темные силы мятежа страстей египетских, оставил все фараоново фараону насильнику [7], отринул его и вознесся на оную гору угодную, на которой пас он добрые помыслы сердца, словно агнцев на зеленом лугу подвигов. Разумом своим возвысился над видимыми испытаниями, в душе его и во плоти его пылал пламень страстей от тернового венца, в котором горел он, не сгорая.

III. Мы же придем к первоначальному слову. Возникла у оного святого воля к странничеству и к презрению суесловия, но более и прежде всего было желание поклониться святым и животворным местам. Тому, Кто взял на Себя наши телесные страдания, коих приняло от нас непорочное слово Господне. И, поразмыслив, избрал из братии той одного собрата, что превосходил прочих добродетелями, и было ему по силам стать наставником и духовным пастырем. И определил его настоятелем вместо себя и забрал с собой брата одного и отправился в святый град Иерусалим. И шли они благополучно, предведомые Господом. И по прошествии многих дней достигли земли Шамской, жители которой были родом варвары. И во время шествия повстречались им в пути свирепые разбойники и стремглав напали на них, словно хищники, по обыкновению разума своего, и обнажили мечи свои, чтобы истребить их. И подняли руки, замыслив поразить прежде всего святого Илариона, но мгновенно отсохли руки их и не в силах (оказались) их опустить.
И начали они в рыданиях молить его и пристроились ему во след, примерно, на пять утеванов [8]. Видя это, милосердная душа его напомнила ему вещания Спасителя, которые прозносит Он в Благовествовании, а именно: "Не отвечайте злом на зло" [9]. И повернулся преподобный и обратился к ним, осенил их Крестом и исцелил их и отправил их во здравии. Они же, видя столь скорое свое исцеление, поднесли ему хлеба и бобов и молили о прощении и говорили ему на языках своих, но из которых было понятно, что (впредь) не поступят этак с монахами. А один из них отправился с ним до подступов святой горы Фавора [10], на которой произошло Преображение Господа нашего Иисуса Христа во славе пред святыми учениками Его. Помолились там и поклонились той святой Горе. Отсель отправились в святый град Иерусалим и поклонились святым и поклонным местам. Узрел тогда преподобный всякий образ провидческих слов Господних и поклонился святой и великой Голгофе и Животворящему Гробу. Отсель пошел в Вифлеем и зрел там грот, равный Небесам, в коем был рожден Господь наш Иисус Христос от Святой Девы, любезно облобызал и желанно поклонился. Затем дошел до святой реки Иордана и омылся святою водою и помолился во всех монастырях, какие только были воздвигнуты в сей святой пустыни. И дошел до (самой) Лавры Великого Саввы. И провел во всех тех пустынях семь лет в трудах и подвигах, расказывать о коих невмочь.
А потому как оставил он все вещное и заботы мирские, приготовился к постижению Высшего, как глаголит Давид, а именно: "Остановитесь и разумейте, я есть Бог" [11]. И поселился он, желанный, сам по себе, наедине с самим с собою. И кто же! ныне в силах высказать, сколько трудов и подвигов он возложил на себя, ибо любовию к странничеству, бедности и убогости уподобился совершенным и менитым подвижникам, а отвагой и мудрым подвизанием и мужеством в борьбе с невидимыми супостатами и суровым изнурением плоти своей он уподобился всем смиренным тварям Господним, и удалением и затворничеством и возложением на главу свою обеих этих мер обрел он в них обоюдное совершенство, почему и был сподоблен вечному созерцанию Господа, ибо потому как дело есть начало созерцания и страх - богоумный спутник бесстрашия, ибо не рабски трепещет сей боязливый. И да трудится (всяк) не ради мзды и вознаграждения, но как сын желанный и возлюбленный отцом, будет восхищен на третию ступень совершенства, и желанного его увидит превыше прежнего, впредь неизменно будет скор в мыслях лишь о Нем, подобно святому отцу нашему Илариону.
Потому как пребывал он таким образом в той пустыни Иорданской, как мы прежде (о том) говорили, и особенно в той великой Лавре отца Саввы, дивились отцы превосходной его природе, подвигам и трудам, превзошедшим их собственные, и всякие, словно о некоем чуде, стали рассуждать о нем и перстами на него указывать, как вещает апостол, а именно: "Стали мы указуемы перстом мира и ангелов и человеков" [12], непрестанно молили Бога, дабы явил им достоинства духа его, которые будут угодны милости Его. И изрекал он слова Псалма: "Поведай мне, Господи, о пути, по которому мне идти и вновь научи меня, как исполнить волю Твою" и следующие за этими (слова) [13].

IV. И провел он семь лет в таковых трудах и молитвах ко Господу. Однажды ночью, как только исполнил свой молитвенный канон и отягченный природой собственного тела, вздремнул малость и узрел видение такое, будто похищен он на святую гору Масличную [14], на которой Владыка наш Иисус Христос был снят с Креста и во славе вознесся в Небеса к Отцу. И лицезрел Святую Царицу Богородицу Приснодеву Марию и двенадцать мужей, в сиянии предстоящих пред Нею. Когда он испытывал сие дивное видение, сказала ему Святая Царица- "О Иларион иди и торопись в дом свой, припловь пищу Владыке и Сыну Моему . И пробудившись от того видения,гуг же понял силу привиденного и волю Божественную, восстал и принес благодарение Господу Благодатному и Всесвятой Матери" [15] Его за превосходное откровение.
И отправился он в свои пределы и к родне своей, свыше преисполненный надежд, как спервоначала Моисей, сей великий Законодатель, вторично в Египет возвращенный для исхода колен порабощенных. Так же и этот получил повеление вновь вернуться туда же, где он родился и возрастал, дабы споспешествовать своим природным сородичам, порабощенным невидимым фараоном [16].
И был так славен и исполнен Божественной красы сей первый его исход из духовного несовершеннолетия, а затем и паче и прелестней было возвращение его к себе, потому как Многосильный свыше принял надежное волеизъявление споспешествовать угнетенным неприятелями, согласно словам того Мудреца а именно "Ввсему есть свое дело" [17], и вновь говорит Иеремия "Тот, кто извлечет драгоценное из ничтожного, уподобится устам Моим" [18].
По причине того и отправился сей святой в свои пределы. И как только достиг их, узнал, что преставились отец и братья его И оплакал он их с истинной болью, восстал и принес благодарение Господу, сотворил молитвы за упокой и блаженство их
А матерь его предоставила ему все стяжания отца его и говорила ему: "Расточай их, сын мой, как то будет угодно тебе". А блаженный Иларион прежде всего позаботился о житье своей матери, как было то положено, ибо почитание родителей установлено и в Ветхом и в Новом Законе. И отстроил женскую обитель в добром и прелестном месте, и ввел^ в нее ^ос- тоиную матерь свою и трудился с сыновним прилежанием [19]. И пожертвовал он ей несколько деревень, в меру возможностей своих. И утвердил он в ней устав и порядок молитвенный и поста и всякий чин поведения, как то заведено в монастырском быту. И стал он живой матери своей отцем и духовником.
А затем построил другой монастырь для отцев и собрал в нем братию до семидесяти шести достойных подвижников святость и достоинство коих он зрел очами души своей. И им также утвердил чин и канон сообразно с трудами их. И построил им церковь и украсил ее всяким убранством, приобрел (для нее) ценные книги и положил их в ней, и пожертвовал деревни, которые остались от вотчины его. И обеспечив ее всяким достатком всю остальную часть доставшейся ему вотчины поделил он убогим и немощным. И так добродетельно освободившщись от богатой вотчины своей, принес благодарение Богу Всесоздателю и Всеблагому.
Но когда благоненавистник и злодей диавол [20], начало зависти и зла, увидел воздвижение сих монастырей и пребывание в них множества душ, неужто замолк бы он в злобе своей? Не так-то было! Но смутил он родню сего святого и стал анафемствовать их и клясться, что сожжет он монастырь сей и убьет оного святого. И в подтверждение этого злого умысла навалил угля у ворот монастыря и на небольшой дощечке начертал следующее: "Да узрят все в таком (виде) сей монастырь до трех дней". И бросил ее у ворот обители. Когда же рассвело, все это увидел святой Иларион, огорчился весьма, печалился о погибели души его и тужил он не о слове плотяного (и его) речениях. Не было того! Но потому как был он милостиво ревнитель душ, еженощно пребывал в молитвах ко Господу. И как только вздремнул, привиделся ему человек в блеске, когорый и говорил ему: "Не страшись, о. Иларион, ибо сей же день будет проучен тот неприятель твой и падет он к ногам твоим".
И как только рассвело, поверг его сатана наземь и корчило. он и извергал пену, и служители спешно приподняли его и привлекли пред святым тем и положили на землю. А он, незлопамятный и всепрощающий отец, для оживления покорного сподобил поучению своему, спешно встал и милосердно молил Господа за исцеление его. И осенил его чудом почестного Креста и поднял его на ноги живым и свободным от духа его нечистого.
Тогда тот начал в рыданиях каяться в прежнем неразумии своем и удалился в свое жилище. И поднес святому все стяжания свои для устроения монастыря, и (принял) постриг из рук святого. И стал он благим монахом и поселился он в том монастыре в добром подвизании, кротости и смирении и, считая себя самым низшим из людей, пребывал в безупречном служении братии. И таким образом ввел святой Иларион семя сие в обе жизни его.

V. Тогда разнеслась весть о нем по всей стране Картлийской. И многие возжелали узреть образ его и услышать слова его, которые были исполнены сладости и душевной радости. И тем, кто лицезрел его, была великая польза от такого случая. И благодарствовали Бога, и подносили ему многие ради вспоможения и утешения братии и на пользу убогим да странникам.
И как узрела душа его, возлюбившего тихость и презревшего суету, непрестанные и томящие людские посещения, то ввиду этих причин не мог он достичь воплощения своего намерения стать отшельником. А весь люд и князь той страны выразили желание сделать его епископом. И когда блаженный Иларион задумался об этом, то решил в разуме своем, а именно: "Слава от мира сего презренного суть обманчива". И этим также уподобился великому Законодателю Моисею, который вторым исходом из Египта спас множество душ от рабства незримому фараону, и привел он народ, не дав морю потопить его, ибо преследователя насильника с воинством его увидел поглощенным, и песнь победную пением души своей посвящал одарившему его победой Господу. И как только утвердил он в разуме своем бегство от тщеславия и удаление в отдаленные земли, но чтобы то осталось в тайне, избрал он из братии той монастырской собрата одного, преисполненного всякой премудрости и способного стать пастырем словесных агнцев. Привел он его и представил им всем и возложил на него святые руки свои, возвел очи к Небесам и говорил: "Благодарю Тебя, Господи и Владыко мой, Которому препоручил я себя от чрева матери моей и поднесь Ты уберег меня от сетей ловцов на меня и на всех стезях моих Ты стал мне Сподвижником и Сопутником, покуда благоволишь пребывание мое на этой земле, на которой рожден я и взращен. И непостиж ному Промыслу Твоему стало угодно так, чтобы чрез меня убогого, было устроено место это для собора братьев сих. Ныне же, Боже Благий, святым рукам Твоим, Владыко, препоручат сих рабов Твоих, защити их от многообразных и многоспособ ных вражьих козней. И да не обретет алой диавол покойного мес та меж ними, но почиет на них Твой Святый и Животворны Дух. И брата сего, избранного Всесвятой волей Твоей настоя телем их, освяти всем Твоим благословением, коим благослови Ты святых отцев наших, да снизойдет рукоположением мои недостойным святая благодать Твоя, дабы благотворно настав лял он братьев сих и приумножил он талант в уверовавших Него, и прославится через Тебя раб сей благий, ибо у Тебя слава! Отца и Духа со святыми и ныне и присно и во веки веков, аминь
А брату тому говорил так: "О, брат, следи благоуспешно трудись за души сих братьев так же, как за душу твою, дабы не постигли тебя страдания раба оного неразумного, который зарыл в землю талант владыки своего [21] , но твори многажды чтобы, творя дело веры в малом, возвести его на многое и вой ти в радость Владыки твоего". И высказав это, обратился он ко всей той братии и научал о продлении жизни их и душ и повелел им повиноваться настоятелю, которого он поставил им. Воздел руки, помолился Господу и говорил: "Рукам Твоим святы Владыко, препоручаю братьев сих". Оставил им последнее пр щание, отвернулся от них и ушел.
А некоторые повествовали о плаче жалостливом и рыданш которые были способны размягчить даже камни и которые эта братия исторгала, ибо некоторые торопились опередить его, чтобы сопутствуя ему, разделить с ним его дорогу. А святой благословлял их и молил вернуться и лишь клятвой принудил их возвратиться, а те припали к стопам его святым и лобызали их и лишь затем вернулись, осиротелые, (лишенные) отца благого
И забрал святой Иларион с собой двух братьев и пошел проведать построенные им монастыри, прежде чем отправиться в Иерусалим; проведал их и с молитвой и благословением приветствовал всю их братию. И каждого из них также наставил на духовную жизнь. И вышел оттуда и отправился навестить обитель, которую он построил для матери своей. А достойная его матерь покинула сей мир, а сестер он препоручил Господу и благословил. И ушел отсель и покинул страну свою.

VI. И волей Господней отправился в град царствующий Константинополь в пору верного царя Михаила, который овладел царством после отца своего Феофила и совместно с матерью своей Феодорой утвердил почитание честных икон.
Мы же придем к первоначальному (нашему) слову. И достиг святой Иларион, предведомый Святым Духом, горы Олимпийской [22] и в местности безлюдной нашел малую церковь, вошел в нее и пребывал там. Когда же настал день субботний, канун святого Воскресения, явился некий монах из ближнего монастыря для возжигания светильника, обнаружил там святого Илариона и вместе с ним учеников его. Затем вернулся он в монастырь и принес ему оттуда толику сухарей и моченых бобов Тогда молил святой брата того принести ему святую просфору и вина для бескровных жертвоприношений [23]. А он ушел на сле дующий день святого Воскресения и принес все по просьбе монаха. И отслужил святую обедню. И когда оный брат вернулся в монастырь, поведал обо всем этом настоятелю. И тот выслушав, растревожился вдруг, смутился и изрек так: "Кому ведомо творят ли они это с добрым умыслом и принадлежат ли истинной вере?" И велел спешно и с презрением выдворить их. Тогда пошли (к ним) икономос и прочие братья и уведомили его о велении настоятеля. И святой обещал покинуть их на следующий день.
А поскольку произошло так и свершилась неправая воля и сей святой, подобно приговоренному, спешил назавтра к уходу, то неужто не соблаговолила бы милость Божия? Не так-то! Ибо в ту ночь, когда почивал настоятель, вдруг явилось ему ви дение страшное, будто Всесвятая и Всенетленная и паки Благо словенная Богоматерь наша Приснодева Мария, заступница всех чужбинников и униженных во имя Сына Ея, воздвиглась привидении над ним и в великом гневе говорила ему и сказал; "О, окаянный, пошто велел прогнать этих странников, что пришли из любви к Сыну и Господу Моему, ведь оставили же они страну свою, и не соблюл ты заповеди о привечании странников и убогих, как вещает о том богатым [24] Мой Бог и Сын Мой. Или неведомо тебе, какое множество поселено на горе этой, говорящих на их языке и стремящихся к вечному блаженству? И те, которые не призрят их, они враги Мне, ибо сыном Моим Мне препоручен сей род, незыблемый в своем православии, потому как уверовали они во имя Сына Моего и приняли святое крещение .
И как только настоятель вышел из того видения, поднялся трепете и стал рыдать из глубины сердца и до самого рассвета не прекращал стенать, когда же наступил рассвет, отправился он с горьким плачем в церковь, в которой пребывал оный святой со учениками своими. И при виде его пал к стопам его и просил прощения за прежнюю дерзость и клятвенно просил не уходить отсель, чтобы Святая Царица не покарала его. И пове дал о знамении том, которое приключилось в ту ночь и молил его быть заступником пред Святою Богородицею. А святой Илларион воздвиг его и говорил ему: "Да будет так, по желанию твоему, святой отец". И тогда настоятель сей упросил его позволить одаривать их евлогией в каждую субботу, на что и согласился сей блаженный. И удалился настоятель в свой монастырь.
А родственник настоятеля от отрочества страдал недугом правой ноги, и молил он его поручить ему прислуживать сему святому, чтобы именно он приносил в церковь определенную настоятелем евлогию. И когда он совершал это и служил сей брат святому, то в день один, неся установленную пищу, любитель зла диавол, видя подобное его усердие, преткнул больную его ногу и нанес боль жестокую. И брат сей от ушиба такого горько прослезился. Слыша столь тяжкие его рыдания, огорчился святой Иларион душою своею милостивою, достал освященное масло из Божиего светильника и помазал больную ногу его и исцелил от боли той и недуга того, коими он страдал, отпустил его и упрашивал не сказывать об этом никому. Он же обо всем том поведал настоятелю и всей братии [25], которые прежде видали его, и благодарили чудотворящего Бога.
Отныне все принимали его за апостола и пастыря [26], ввиду чудодеяний его. И приходили из окрестных монастырей лицезреть его и принимать молитвы сего святого, и разнеслась весть о нем по всей горе Олимпийской, И прибывали к нему и исполнялись все учения его и славили Бога, что ниспослал им подобное светило.
Тогда явились к нему три других его собрата, грузины, и приветил их блаженный Иларион. А один из них был хорошо сведущ в языке греческом [27]. И пребывали они в покое и безмятежно в той местности, отдаленные от всяких людских забот. Прослышали также и жители царствующего града о славе святого Илариона и ангелоподобном его подвизании, приходили и молили его принять от них (средства для) содержания. Однако он не соблаговолил этого, но говорил им так, а именно: "Прокормляет нас блюстительница наша Святая Богородица и не лишит Она тела моего пропитания".
И видя его такую убогость, многие стали подражать непорочности его жизни, ибо созидал он руками своими и сам промышлял прокормление плоти своей, а заодно и для них (собратьев), и никто не нуждался ни в чем, ибо усвоил он слова великого апостола, а именно: "Руки мои служат мне" [28], и затем же вещает, а именно: "Денно и нощно созидаю я руками моими, дабы ничем никого не обременять"[29]. Оный (апостол) определил еще - руками праздными воздержаться от еды, и в этом также сей святой следовал ему.
И как увидел тогда умножение посетителей, и потому как они весьма ему досаждали, то по этой причине не находил он достойного его жизни уединения и решил бежать от тщеславия, потому как не желал он, чтобы был (при нем) кто-либо прославлявший его, ибо от отрочества отсек он жилы диавола празднокичливого, а для него существовало лишь шествие из страны в страну, чтобы никто не ухитрился найти подле него ни гордыне места, ни сребролюбию гнезда, ибо, как вещают отцы, а именно: страдания порождаются от сих трех господ: тщеславия, чревоугодия и сребролюбия. Потому сей святой эти три главы змеиные силою Святой Троицы доблестно и твердо попрал.

VII. Однако мы вернемся к начальному нашему слову. И как узрел святой Иларион множество тех посетителей, говорил он ученикам своим так: "Дети мои, ну, вот уж пять лет я здесь, ибо пришед сюда, я так и не ступил в город, чтобы поклониться Древу Животворящему, вы же впредь до моего прихода постройте келью малую из одних камней" [30]. И наставил, как следовало возводить ее.
И забрал с собой одного ученика по имени Исаак и отправился в Константинополь на поклонение Честному Кресту и всем святым церквам. А четверых из своих учеников оставил на Олимпе.
И как только вступил он в царствующий град, поклонился желанному Древу Честному и с вожделением облобызал святые мощи, коих он только удостоился, и отселе решил идти в Рим на поклонение усыпальницам святых и всеславных архиглавных апостолов Петра и Павла, и волею Господнею отправился далее. Пройдя четырнадцать дней, достиг он некоего города и обнаружил там загородный вертоград [31] и у врат того вертограда - сидящего некоего хромца, и святой сей с учеником своим сел подле того колченогого и говорил ему: "Человече, встань и подай-ка мне гроздь винограда". Говорит ему тот человек: "Се отче, вертоград пред тобою, и бери, чего желаешь, ибо мне невмочь встать из-за грехов моих, здесь я уже тринадцать лет, и потому как я охромел, прокормляет меня владелец этой местности . Тогда сжалился святой над тем человеком, глубоко и сердечно вздохнул и возвел очи разума своего ко Господу, Который молчаливо молящихся слышит паче всякого трубного (звука), и сказал человеку тому: "Встань, брат, Владыко повелевает, и руками твоими подай мне плод с вертограда сего" И тут же выпрямились ноги его, и встал и вошел он в тот виноградник, чтобы подать ему гроздь. Но Иларион встал и удалился иной дорогой. И когда тот человек вышел, он не обнаружил целителя того благодетельного. И стремглав вошел в город и держа в руках гроздь, благодарствовал Богу и призывал, а именно "Жители города сего! Глядите на меня, глядите, ибо я тот который прежде был хром, и вы многажды видели меня. А теперь глядите, каков я молитвами человека Божиего".
Как только увидели горожане диво то великое, изумленно вопрошали того человека, ибо и прежде знали его, что: "Как же ты исцелился? Он же рассказал им о случившемся с ним исцелении и поведал об образе и приметах того святого, а также ученика его. Тут весь народ городской приступил к спешному их розыску на перекрестках дорог и во всех местах, по которым предполагали их уход. Но святой оный по воле Божией скрылся с их глаз и пошел своею дорогой, которую (сам) выбрал и покуда он шел. Господь исполнил множество чудес чрез него на всем его пути.

VIII. И предводительством Господним и споспешением святых апостолов достиг он города Рима. И словно взалкавший олень (стремящийся) к источникам вод, так и он, воспламененный божественным желанием, спешно устремился к храму свя тых архиапостолов Петра и Павла, поклонился им и облобызал любезно с душевным жаром усыпальницы их и все святые мощи первосвященников и мучеников, которых только сподобился.
А в Риме он провел два года в ангельской жизни и в подвигах. Ибо к непрестанному созерцанию Господа приковал разум свои. И Господь свершил там чрез него множество чудес и исцелении, как затем поведал нам обо всем ученик его блаженный Исаак, вернувшись по преставлении его.
И стали известны тогда всем жителям Рима божественные подвиги его, и все были в изумлении и являлись к нему пред ставиться и преклониться к святым стопам его и сподобиться святой молитвы его. И освящал он каждого и отпускал, благословляя. И благодарствовали Богу, Который явил их городу оного святого.
И провел он в Риме два года в высоких и дивных трудах гражданских, и затем проникло свыше в сердце его побуждение вновь отправиться в царствующий град Константинополь, ибо было угодно Богу, чтобы не убавилось великому граду сему, который собрал в себе и во всех окрестностях своих множество разных святых, и чтобы случилось дойстойное принятие и его мощей в пространное и славное лоно свое. Ввиду этого и отправился туда святой Иларион. И споспешением Господниим и вне всяких затруднений достиг он города Фессалоники. И как только вступил он в город, поклонился он спервоначала склепу победоносного и славного мученика Димитрия [32]. А отсель отправился в преторию [33] начальника того города и воссел пред вратами ее.
И се, по Промыслу Божиему служанка того (градо)начальника вывела сына своего четурехлетенего полуживого и положила его на солнцепеке подле Илариона. Говорил святой Иларион той женщине: "Женщина, иди и подай мне воды". И та поспешно встала принести ему воды. Когда же та женщина отошла, встал святой Иларион и, вздохнув глубоко в сердце своем, осенил Крестом отрока того и сказал ему: "Иди, сын мой, тебя матерь твоя кличет". И отрок поднялся живой и вошел к матери своей. А святой Иларион удалился в другое место, дабы не быть разыскан из-за этого чуда его.
Зрите, о, возлюбленные, какой багодати сподобился святой отец наш Иларион! Ибо уподобился великим оным апостолам Петру и Иоанну, которые исцелили хромого, что сидел у враг прекрасного храма и просил подаяния у входящих во храм, V которому словами своими они даровали исцеление [34], и еще Петр поставил на ноги расслабленного Енея [35].
Но знамения, что были исполнены сим блаженным, не менее оных, потому как первоначально, когда он волеизъявил исцеление того хромца, коего он нашел пред вертоградом, вначале попросил у него сладкий плод, который намеревался дать ему же.
И затем исцелил он отрока, о чем мы ныне упомянули, прежде попросил у матери его воды попить, ибо намеривался дать ее же сыну испить ту целительную влагу. Итак, пребывая на горе Олимпийской, подобным же образом исцелил он хромца, который носил ему пищу и ему же принес он благодать исцеления.
И когда вошел отрок к матери своей, святой удалился в иное место, о чем мы уже говорили прежде. А служанка схватила отрока того и привела его к своей государыне, а она вопрошала ее, коим образом исцелился сей отрок. А та поведала обо всех обстоятельствах его исцеления, о признаках того святого и ученика его, и языке их. И тут же вошла государыня к супругу своему и показала ему исцеленного отрока. Узнав же об этом, правитель тотчас и спешно велел тщательно охранять городские ворота и разыскать того святого. И разыскали его, обнаружили его выходящим из восточных ворот. Ибо, как невозможно скрыть город, построенный на вершине горы, или под ложем свечу горящую [36], так сколь ни желал оный святой скрыть деяния свои. Господь столь же являл служителя Своего, Который славит прославляющих Его.
Как только люди, разыскивавшие оного святого, обнаружили его, тотчас поклонились ему и пали пред стопами его святыми и просили его благословения. И святой благословил их и поставил их на ноги и последовал за ними. А когда же уведомили правителя о прибытии святого, он вышел ему навстречу и лобызал святые стопы его. А святой благословил его и воздвиг его и говорил ему: "Да сохранит Христос, заступник всех возлюбивших Его, боговерность твою!" А правитель ввел того святого в дом свой и молил его найти себе место по своему выбору и оставаться в нем. Тогда святой, видя духовность и боголюбивый разум правителя, соизволил и избрал себе место удобное и тихое, как и подобало святости его. А (правитель) построил ему на том месте церковь великолепную, святой же просил, чтобы не докучали ему всуе. И вновь просил не подносить ему ничего, кроме черствого сухаря и моченых бобов. И исполнил правитель всякое желание его.
И пронеслась весть о нем по всей стране Иллирийской [37], и приходили несчетные души и созидались наставлением его и по- лучали святое его благословение и так расходились по домам своим. И возревновали весьма жители города по божественным подвигам и непорочной жизни его, и споспешением его сделались монахами и преуспели в ангелообразных делах и подвигах.
В ту пору некий диакон фессалоникийский вышел обозреть собственный виноградник. И схватили его язычники и забрали в свою страну. И когда вели его, то в пути, не имея никакого упования на человеческую жизнь, вспомнился ему святой Иларион, и начал он молить его в горючих слезах и взывал к его заступничеству чрез святые молитвы его. И вот, в ту ночь, когда он спал, сугубо связанный железными цепями, явился ему оный святой и говорил ему: "Встань, о, диакон, и не робей, ибо я есмь, коего ты молил". И как пробудился, нашел себя разрешенным от уз. Тотчас встал и без страха прошел (сквозь) то воинство. И никто не узнал об этом деле, покуда не пришел он в город Фессалоники. И рассказывал всем о славном диве том. И прибыл он к оному святому и лобызал святые руки его, чрез которые он был распоясан от оков, и с благодарностью говорил ему о диве, чрез него свершившемся с ним. Говорил ему: "Сын мой! Господь желал спасения твоего. Посему явил тебе Своего ангела в образе моем, потому как с надеждой призывал ты имя мое грешное, и я спас тебя из горького полона. Сего ради благодарствуй Господу Чудотворцу". Он же, свободный, отправился в дом свой и славил Господа.
И провел Иларион в городе Фессалоники некоторое время в подвигах, превосходящих природу человеческую, ибо предал забытью все упомянутые свои юношеские подвиги, как заново вступивший на стезю своего подвизания в желании с большей, нежели прежде, горячностью, ибо, следуя словам апостола, свои прежние, уже прошедшие труды ему вовсе не вспоминались, но стремился к грядущим достижениям. Посему-то и чрез знамения и врачевания в этой жизни Господь восславил его, ибо одних он исцелял от телесной хвори, других спасал от душевных печалей и недугов и таким образом множество душ уважил Господ

IX. А когда настала пора скончания его, отхода от сего мира и отбытия ко Господу Единому Желанному и во имя Которого подвизался он с юного возраста своего, был таперь оповещен Богом. И преобразил лик свой и стал радостен душой подобно труженику доброму, идущему за плодами своими приятными, яко глаголет Давид, а именно: "Шевствуя приходят и радуются, которые несли снопы их" [38].
Или как рыцарь победоносный сокрушитель супротивников и идущий к господину своему, или как искусный кормчий, переправляющий, не обмокав, множество душ сквозь кипучее море мира сего и жертвоприносящий Богу.
Тогда призвал он того правителя и говорил ему: "О, правитель, будь здрав, ибо приветил ты меня, странника убогого Господь наделил тебя даром любви, этот превосходный дар помог мне чужестранцу, обрести Господа и Отца.
Отныне будь скор в привечании убогих и иноков и паче странников. Избегай вымогательств с бедняков и прочих обездоленных, неправедных деяний, дабы милость Господня сохранила тебя в жизни сей и навеки сопричислила тебя к Царствию святых, ибо я - и се! - ухожу путем пращуров моих, и настала пора скончания моего". Тогда правитель начал рыдать и лобызать святые руки и уста его. И возвел святой руки ко Господ помолился за него, благослови и отправил в дом его.
Когда же настал день субботы, святой призвал учеников своих и говорил им: Дета мои, знайте, чю пришла пора моя и надлежит мне покинуть земное жилище тела моего, как говорит апостол Петр [39]. Отыне следите за собой и доброхотно пещитесь о жизни душ ваших и до последнего вздоха помните разумом что неприятель наш, словно лев рыкающий, идет и рыщет, дабы поглотить кого-либо из нас [40], но неодолимая десница Господня спасает нас от пасти его. Ну, дети мои, берегите себя и возлюбите друг друга, и спокой от Бога, приумножающего всякий разум сохранит вас под сенью славы Его, и благодать и милость Его да пребудут в душах ваших, аминь". И благословлял их и научал паче о жизни духа их. А после этого причастился он святых Таинств, возвел руки и благодарил Бога и отдал душу свою святым ангелам без боли и страданий.
Когда (об этом) уведомили правителя, пришел он со всем народом к архиепископу, со множеством священников и диаконов почтить прах его святой. И когда были оповещены жители города, тотчас пришли (люди) всякого возраста - юнцы и старцы с отроками и женами и каждый со свечами и ладаном, дабы приблизиться к святому праху его, либо же обрести в память (о нем) какую-либо частицу одеяния его. И велел правитель принести раку мроморную, чтобы упокоить в ней сей прах святой.
И когда уже приступили хоронить его, внезапно прибыли два бесноватых и говорили: "О, Иларион Грузин, почему изгоняешь нас из обиталища нашего?" И приблизившись к святому праху его, тотчас исцелились они; и весь народ зрел сие великое чудо да каждый благодарствовал Богу. Тогда умастили святой прах его, но из-за напора толпы с трудом уложили в раку, ибо пришло множество священников и диаконов, монахов и мирян, как о том мы прежде говорили, почтить святое тело его. И в тот день Господь чрез него исполнил в городе том Фессалоники множество знамений и исцелений, ибо, пребывая во плоти, святой не возжелал принять славу людскую, но Бог, восхищающий славящих Его, по смерти возвеличил его.
А преставился святой отец наш Иларион в месяце ноябре девятнадцатого, в субботу, в пятом часу пополудни, в царствование Василия Македонянина, того, что принял царство после Михаила [41]. А сей Михаил был тот (самый), который утвердил почитание святых икон, как выше нами говорено, и нарекли его вторым именем Пьяный. Мы же возвратимся к прежнему нашему слову. Преставился сей святой пятидесяти трех лет в городе Фессалоники. И жители города ежегодно исполняли поминание его в пору вышеописанную, в которую он преставился.
А на могиле его творились знамения и исцеления премногие. Ибо по преставлении его занедужил сын правителя того и вспухли срамоты его и чрево, и предрекли ему смерть врачеватели. Тогда взяли его родители и положили пред тою святою ракой. И в ту же ночь явился ему святой Иларион и говорил обреченному так: "О, Прокопий,- ибо так именовался оный отрок, - уверуй в меня и ежели не дашь мне обета, что не станешь поступать бесчинно, не исцелю тебя от недуга твоего". Он же клятвенно обещал вести себя (по обету). Тогда всятой возложил на чрево его руки свои и сказал: "Именем Иисуса Христа будь здрав" и осенил его Крестом. Тот же мгновенно исцелился и как только пробудился, славил Господа и того святого, ибо в нем совершенно не стало страданий, и лобызал святую раку его, и сказывал всем людям об этом славном чуде; и все, кто слышал (о том), славили Господа.
Ученики оного святого дали некой убогой вдове одну войлочную (одежду) святого. Она приняла ее от них в уповании и с верой великой, паче всяких драгоценностей почтенных, и какого только немощного не покрывала ею, все обретали веселие. И рассказывали люди друг другу о знамениях сих и благодарствовали Богу, Коего суть слава от Отца и Духа Святаго и ныне и присно и во веки веков, аминь.

О принесении мощей святого Иллариона
из Фессалоник в Константинополь

X. С той поры, как повсеместно прославились знамения и чудодеяния блаженного отца нашего Илариона, наслышался и богоугодный царь Василий о том, как день ото дня сбывались они в городе Фессалоники, ибо и послание отправил ему градоначальник и архиепископ, который уведомил о скончании святого и тех исцелениях и чудесах, что сбывались на святой могиле его. И как только прочитал царь то послание, созвал он всех глав Дворца и сказал о поводе сего начертанного послания из Фессалоник, а они же, услышав о том, возблагодарили Бога.
В тот же день богоугодный царь соблаговолил созвать во град царствующий всех настоятелей горы Олимпийской, ввиду некоторых неотложных дел. И было - в один из дней все явились во Дворец. И как только предстали пред ним, царь выказал вместе с ними душевную радость по поводу этой встречи. Они же говорили пред царем слова душевные. Тогда царь начал рассказывать им о делах и чудесах оного свягого и о том, что было написано ему из Фессалоник правителем и архиепископом города. А как узнал о том он, настоятель Олимпийский, который первым приветил святого Илариона, исцелившего его племянника [42] от сухотки ног, тут же стал повествовать царю о деяниях святого Илариона и чудесах его, которые случились в его монастыре. И поведал ему также о явлении ему Всесвятой Богородицы. А царь же вопрошал его, что: "Есть ли кто из учеников его на Горе той?" И тот ответствовал: "О, святой государь, из его учеников есть три старца, достойных и богоугодных". Тогда богоугодный государь велел с великой поспешностью привести учеников его в дромонах в царский Дворец с приличествующим их достоинству почетом.
И как только святые те отцы достигли царства, то царь, узнав об этом, тотчас велел ввести их к нему. И как только они вошли, царь возрадовался великой радостью, видя их ангелоподобные лики, ибо были святые те преклонны днями и возрастом седовласы. И роскошь их внешнего образа явно свидетельствовала о блеске их духа, а скромные и кроткие слова их свидетельствовали о мире и кротости их разума. И царь просил их молиться о нем и о всем царстве его, а блаженные те, воздев руки, благословили царя и царство его со всеми заодно.
Тут говорил царь: "Воистину, вот - слуги Господни и ходатаи за душу мою пред Господом, слава Тебе, о, Владыко Христе, что сподобил меня, сего недостойного царя, лицезреть славных угодников Царствия Твоего". И отправил их, словно дары государевы, святому патриарху Эгнатию [43], тому, что по святости его и достоинству являлся в ту пору патриархом в царствующем граде.
И уведомил таким образом, а именно: "Лицезрей человеков ангелоподобных и прими молитвы их, ибо я видел их и весьма возрадовался, глядя на них, ибо почестный их образ внешний был красноречивей речей иных. И опять - слова их желанные и духовные являли непорочность и праведность разума их".
А патриарх, узрев сих святых отцев, приветствовал с дружески братской любезностью и возрадовался весьма и благословил их и принял молитвы их. И беседовал патриарх с ними, блаженными, в присутствии своих епископов душевной речью и Признал их достойными, а веру их истинной. И сказал он тем епископам так, а именно: "Воистину они суть сокровища духовные, коего и вор не (посмеет) коснуться; образ их даровал мне нынче великую благодать". И уведомил царя так, а именно: "О, боголюбивый царь! Великий дар удостоен мне нынче тобою чрез лицезрение святых сих отцов, и воистину они суть слуги Господни и ходатаи за души наши. Молитвами их да будет твердо и безмятежно царство ваше, аминь".

Сведения о воздвижении Романы

XI. А богоугодный и боголюбивый царь призвал оных святых и говорил им: "О, честные отцы, пусть преподобие ваше изберет монастырь, где будет желательно вам и роду вашему" [44]. Они же ответствовали: "О, царь, не нужно нам, чтобы мы, чужестранные люди, овладели построенным иными, а тех, кто строил, изгнали и, таким образом, вместо молитвы навлечь проклятие на ваше величество. Не допустим мы этого, о, царь, не допустим. Но ежели позволишь, пойдем в пустынную местность и разыщем место тихое, где было бы сподручно воздвижение монастыря. И коли будет воля Божия, возведи нам там церковь для молитв о твоем богослужении".
И как услышал это богоугодный царь, преисполнился радости и говорил им: "Добро, добро, честные отцы, сейчас идите, и ищите повсюду, и то место, которое может украсить вашу святость, обустройте его, а я исполню всякое ваше желание". И отправил их с царским человеком по их желанию на обозрение. И вышли они из Дворца и прибыли в местность лесистую и безлюдную. И нашли в долине источники, место ровное и прекрасное, весьма обрадовались и уведомили богоугодного царя. Когда же он узнал (об этом), пришел к тому месту со своими людьми, и несли по камню сам царь и с ним все его люди. И стали воздвигать церковь и монастырь и за семь месяцев завершили все дела монастырские.
И прибыл царь к патриарху и совершил освящение и положил мощи святые в месяце октябре девятого (числа), и пожертвовал царь сосуды золотые и серебряные, и деревни, и рыночные лавки, и подворье в городе. И дал леса, что были в окрестностях тех мест. И выдал всякого содержания щедро, как то подобает монастырю. И создал царь келью малую для себя и установил в ней ложе свое с постелью, и устроил в ней налой и расставил книги - Благовествование и Павла и говорил так, а именно: "Да будет это жилищем моим подле сих достойных отцев, дабы молитвами их Господь явил мне спасение от возмездия за грехи мои". И назвал то место Грузинским монастырем, которое спервоначала именовалось Романа.
Тогда говорил царь оным монахам: "Святые отцы! Требуйте от величества моего все, в чем нуждаетесь". Они же говорили, а именно: "Просим тебя, о, царь богоугодный, чтобы убрал ты из царства твоего всякую неправедность, дабы не навлечь на себя гнева Владыки и не обратить в тщету дарованные нам добродеяния твои".
И как услышал царь это, возрадовался он их словам и проникся к ним большей верой. И возлюбил он их более всех людей своего времени. И препоручил им двух сыновей своих, Леона и Александра, и говорил им: "Молитесь о них, святые отцы, и научите их книгам и языку вашему, дабы стали они детьми ваших молитв [45] . И после этого царь и патриарх отбыли в Город [46].
И когда боголюбивый царь все это исполнил славно, возлюбил Бог добродеяния его, и явил его в видении великому монаху Евфимию [47], в ту пору самому святому и богоносному проповеднику, который разумел всякие слова сердца царского. И написал царю следующее, а именно: "Зрел я в видении страшный дым и слышал глас. который вещал, а именно: "Кому по силам погасить это?" И вновь слышал глас, а именно: "Слезам и добродеяниям". И люди блистательные тотчас собрали добрые дела твои и забросали ими тот огонь и стали гасить его, но с великим трудом. Тогда раздался глас тех, которые находились в той пещи, а именно: "Принесите также и утешение странников!" И принесли малую толику, с зерно, белую как снег. И бросили ее в него. И только тогда чад и пламя совершенно развеялись. Отныне, о, царь, будь скор в привечании странников и убогих и паче монахов".
И как прочел царь то послание великого постриженника, спервоначала принес благодарение Богу милостивому, а затем призвал епарха Фессалоникийского, коего он сместил (со сборщиков) государственной подати [48] и который первым написал ему о кончине святого Илариона и дивных делах его, и оказал ему высшую почесть - отправил в Фессалоники, дабы с великим торжеством привезти мощи блаженного отца Илариона.
Потому как сему святому еще сызмальства было предначертано добровольно принести душу и плоть свою очищенную, непорочную, безущербную в жертву Создателю своему и потому также сызмальства был вдвойне чествован душой и телом. Ибо незримая душа святого отца, покинув тело, сразу же волею Бога незримого была восхищена и во славе утверждена в небесном Иерусалиме - незримом граде первородных. А спустя некоторое время, когда разнеслась слава знамений и чудотворства его, царь земной и видимый восхотел водворить видимые мощи его в Новый Иерусалим - град видимый и царствующий - на обозрение града и народа, во славе и упоении, ходатаем твердости и покровителем града и народа. И так он, надвое разделенный, был дважды чествуем для обретения благоволений и подвигов его [49].

XII. Мы же вернемся к прежнему слову. И начертал богоугодный царь Василий в Фессалоники послание таким образом, как мы о том прежде говорили: "Наше величество повелевает фессалоникийцам с великим поспешением и в славе царственной Прислать мощи святого Илариона Грузина, невзирая ни на какие отговорки и пререкания, и будьте здравы". И собственноручно также начертал самому святому:
"Царь Василий, грешный раб Владыки Небесного, молю тебя, святой отец Иларион, вступи в город царствующий, потому как не удостоился я зреть тебя воочию, то сподоби меня ныне лобызания святых мощей твоих и да возрадуется сей царствующий город случаю встретиться с ними и да пребудет милость твоя с нами, аминь".
И Когда прибыли посланники, зачитали то царское повеление пред всем народом. Но вдруг, как только уразумели силу того послания, тут же вспыхнули в том городе тревога и мятеж, и все собрались воедино, чтобы камнями забросать сих царских людей. Но градоначальник с трудом усмирил этот людской бунт. И зареклись посланники, что не поступят так. Но оный антипатрик поднялся и вышел в окрестные деревни и велел тем посланникам, чтобы ночью втайне от народа забрали мощи святого. И они так и поступили и уложили их в малую раку. А урну, в которой покоились те святые мощи, бережно сохранили в прежнем виде, затем скрытно и неведомо для всех удалились.
А когда рассвело, узнали все горожане об этом и стали печалиться и тужить по поводу разлуки с оным святым; одни из них обнимали пустую раку, другие вглядывались в море, полагая, что он еще не покинет их, прочие упрекали его, словно живого и жаловались, что оставил он город сей, но потому как случилась кончина его и предстание пред Богом, все они, преисполненные безутешной печали прибегали к раке со святыми теми мощами и молили о жизни своей и получали от нее утешение.
И как только мощи оного святого достигли богохранимого города царствующего, проведал о том богоугодный и верный царь. Тут повелел он патриарху, а заодно и епископам и священникам и диаконам и всем начальникам и люду городскому выступить и единодушно встретить оного святого. И выступил
Царь с патриархом и всем народом к самому прибрежью морскому с гимнами и литаниями, со множеств свечей и благоухающими кадилами и повели его в царский Дворец И упокоил Царь его в часовне своего Дворца и рассуждал в разуме своем: в каком месте создать кивот оному святому.
И когда наступила третья ночь, с тех пор как привели оного святого, почивал царь на ложе своем. И вот: дух дивного благовония разлился по всему Дворцу. И тут пробудился царь ото сна и обонял он благовоние несказанное и думал он про себя что бы это было или из какого это кадила. И потому как не мог додуматься, спросил он евнухов, что возлежали вокруг него, а именно; "Что это за благоухание?" Они же ответствовали, а именно: "Клянемся Вашим Величеством, нигде не знавали мы подобного благовония". И почуял весь Дворец, и приятель справлялся у приятеля: "Из каких благовоний?" И могли понять.
Но по промыслу Божиему царь снова задремал и тотчас ему явился святой Илларион под священническим покровом и говорил ему: "Добром приветил ты меня, о царь, меня, странника убогого. Но благовоние сие, которое ты обонял, я обрел его не в граде, но в пустыни. Ныне же, коли желаешь обрести благодать, уведи меня в пустынь".
И когда царь пробудился, спешно поднялся и принес благодарение тому святому, который явил ему волю свою. И поведал обо всем этом всем, бывшим во Дворце. И все принялись распевать духовные песни до самого рассвета.
А когда рассвело, царь призвал патриарха и всех царедворцев и поведал им о святом том благовонии и говорил так: "Знайте, что святой желает пребывать в пустыни". И вознамерился повести его в монастырь, который был возведен для его Учеников. И спешно сотворил литанию. И повелел забрав мощи святого. И сел в колесницу царскую и оправился в вышеупомянутый монастырь. Но прежде вошел он в Софенскую Церковь архангела Михаила и ввел туда святые мощи.И помолившись силе славного Архангела, вышел оттуда и сев в царскую колесницу, прибыл в Роману, которая была выстроена и самим для учеников оного святого, как мы прежде (о том уже говорили. Затем, исполнив литанию, упокоил с ними в той самой малой урне мощи святого Илариона в месяце декабре восьмого (числа). Когда же ученики святого увидели мощи своего учителя, подобно чадам отцелюбивым и издавна преисполненным вожделения, стали слезно их лобызать и с руками воздетыми благодарствовали Богу, Творцу всякой благодати, и затем благословили боголюбивого царя.
Царь же ежемесячно жертвовал той церкви двенадцать драхканов, чтобы вечно горели шесть лампад над мощами святы апостолов и три лампады - над мощами святого Илариона чтобы ежедневно из Дворца выдавались (церкви) две просфоры, а в месяце декабре восьмого (числа) монахам выдавались из Дворца две литры золота для риз. И назвал его своим монастырем. Тогда царь, служитель Бога, и патриарх поклонилис святым мощам и лобызали их и вернулись в Город и благодарствовали Богу.
А Василий Протоасикрит, философ и достойный монах, написал житие оного святого так, как разузнал он от ученике святого, людей неложных и правдивых. Но мы за все это возблагодарим Бога Чудотворящего, Которого есть слава Отца Сына и Святаго Духа и ныне и до скончания века и во век веков, аминь [50].

 


Примечания:

[1] Ср. Пс. XXI, 26: "О тебе хвала моя в собрании великом"; XXXIV, 18: Я прославлю Тебя в собрании великом". Христос пред Которым в сонме первенцев (т.е. Небесной Церкви, ср. "К торжествующему собору и Церкви первенцев написанных на небесах" и т.д. Евр. XII, 23) именован Богом богов, может быть отзвуком ветхозаветного мотива, в котором бог имеет не только различные наименования, н и различное применение - от "истинного Бога" до применительно к ложным богам" и идолам; ср.: Пс. ХСУ1, 7: "Поклонитесь перед Ним все боги".
[2] Все это вступление представляет собой призыв автора к своим современникам (одним ли родным ему грузинам?) следовать подвигам Илариона на путях просвещения (разумеется, церковно-христианского). дабы уподобиться ему - светилу Востока, которое "благим сиянием своим озарило все сущее на Западе". В данной редакции "Жития Илариона Грузина" эта идея - объединение Востока и Запада - получила наиболее определенное выражение. Идея Воскток-Запад впоследствии в посвя- щенных Илариону произведениях, в частности, гомилиях, была особенно акцентирована.
[3] Примечательно, что в данном случае не говорится о "малой родине" Илариона - Кахети, как это сказано в краткой и более ранней редакции его жития. Один из показателей того, что ко времени написания пространной редакции - конец XI в. - в Грузии произошло дальнейшее углубление политической нивелировки отдельных ее этнотерриториальных компонентов. Это было время, когда термин картвели - "грузин" имел не только собственно этническое содержание. Этноним картвели относили ко всякому коренному жителю Картли-Грузии, вскоре на этом основании получившей местное название СакЬартЬвело - "термин национально-культурный, буквально непереводимый на русский язык, но по смыслу означающий национально-культурную Грузию" (Марр Н.Я. История Грузии. Культурно-исторический набросок. По поводу слова протоиерея И. Восторгова о грузинском народе. Спб., 1906. С.58)
[4] Обращает внимание более обстоятельные, чем в краткой редакции публикуемого жития рецепции, из Священных Писаний. Это может быть связано с дальнейшим ростом культа Илариона в новых общественных и культурных условиях Грузии, в которые она вступала в период создания данной редакции жития Илариона (ср.: I, примеч.2).
[5] Ср. Мк: IV, 21 (в переводе В.Н.Кузнецовой): "Разве вносят светильник в дом, чтобы сразу его погасить или поставить под кровать? Нет, его ставят на подставку! Нет ничего тайного, что не станет явным, и нет ничего скрытого, что не выйдет наружу. У кого есть уши, пусть услышит!" Этот пересказ новозаветной сентенции (ср. также: II Птр. I, 19), смысл которой - невероятность скрыть благодеяния, встречается во всех редакциях жития Илариона.
[6] Песок", как метафора, в Библии встречается неоднократно и в различных символических вариациях. В житии Илариона он ассоцииру- ется, скорее всего, с ветхозаветными иносказаниями (ср.: Ио. VI, 3-III IV, 29; а также Мф. VII, 26).
[7] В Ветхом Завете "фараон" - символ "египетских страданий", жестокого правителя. Выражение - "оставил все фараоново фараону" - это, скорее всего, аллюзия на знаменитое евангельское "кесарево кесарю". Весь этот пассаж является вплетением в образ Илариона мотивов из ветхозаветных сказаний.
[8] Утеван - см.: I, примеч. 6.
[9] Ср. Мф. V, 39 (в переводе В.Н.Кузнецовой): "Я говорю вам // не мсти тому, кто причинил тебе зло.
[10] См. I, примеч. 7.
[11] Ср. Пс.
[12] I Кор. IV, 9.
[13] Ср. Пс.
[14] Масличная или Елеонская гора "находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути" (Дн. I, 12 и др.). Популярное в евангельских рассказах место, на котором произошло вознесение Его на Небо.
[15] См.I, примеч. 9.
[16] Отзвук ветхозаветной истории, согласно которой Моисей после долгого и почетного пребывания при фараоне бежал в "землю Медиамскую". Богом ему было дано повеление вернуться к фараону для освобождения евреев от Египетского плена. "Египетский плен" - один из символов людских страданий - вошел в бытовую речь христианских народов из Ветхого Завета.
[17] Ср.: Эккл. III, 1; эпитет "мудрец" соответствует каноническому "Проповедник".
[18] Кн. преп. Иер. XV 19.
[19] См. I, примеч. 11.
[20] Образ Диавола в агиографический жанр вошел из Священных Писаний, напоминая одновременно его суть и по Ветхому Завету - "негодный человек" и "искуситель" и по Новому Завету - "бес", "сатана".
[21] См. I, примеч.
[22] Олимп (древнегруз. Улумбо), см. I, примеч. 14.
[23] Одна из ветхозаветных рецепций в житии Илариона, довольно обстоятельно говорится о ритуальных обрядах, связанных с бескровными жертвоприношениями.
[24] Намек на евангельскую притчу о безымянном богаче и нищем Лазаре, которая входит в цикл новозаветных преданий, по традиции приписываемых Христу и составляет основу христианского учения о Царствии Божием (Мф. XIX, 24; Лк. XVI, 19-31; см.: Гече Г. Библейские истории. С.252-254).
[25] См. I, примеч. 15.
[26] в оригинале грузинские слово мцкемси - в обиходной речи - "пастух", "пастырь". В рукописи не поддается точному прочтению.
[27] См. I, примеч.17.
[28] Ср. Дн. XX, 34.
[29] Ср. I Фее. 2, 9; II Фее. 3,8.
[30] В оригинале коре - "сухая кладка", распространенный в средневековой Грузии строительный прием.
[31] См. I, примеч. 20.
[32] Очевидно имеется в виду св. Димитрий Солунский Мироточец, раннехристианский подвижник и мученик, казненный ок. 306 г. (память его 26 октября).
[33] Претория - по Новому Завету - жилище и местопребывание прокуратора Иудеи. Затем, очевидно, резиденция для областного правителя.
[34] Краткий, но точный пересказ новозаветного сожета (Дн. III, 2-9).
[35] Ср. Дн. IX, 34: "Петр сказал ему: Еней! исцеляет тебя Иисус Христос; встань с постели твоей. И он тотчас встал".
[36] Ср. выше, примеч. 5.
[37] Иллирия (древнегруз. Илурки, см. Введение), была одним из очагов раннехристианской Церкви и ареной подвижнических деяний апостола Павла: "Благовествование Христово распространено мною от Иерусалима до Иллирика" (Рим. XV, 19).
[38] Ср. Пс. СХХУ, 6: "С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои".
[39] Ср. II Пт. 1, 14: "Скоро должен оставить храмину мою" (телесную).
[40] Ср. I Пт. 5, 8: "Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить".
[41] Дата кончины Илариона в научной литературе устанавливалась долго (см. Введение). Вопрос этот связан с некоторыми важными хро- нологическими проблемами не только жизни грузинского подвижника, но и определенного отрезка истории Византии.
[42] Букв.: "сын сестры".
[43] Игнатий - глава византийской Иерархии, во второе патриаршество которого (867-878) скончался Иларион.
[44] Речь идет о грузинах, собственно картлийцах в широком (обобщающем) значении данного этнонима.
[45] См.I, примеч. 25.
[46] См. I, примеч. 18.
[47] Там же. Примеч.
[48] Там же. Примеч. 27.
[49] В этом пассаже, пожалуй, более чем в Других местах жития звучит настроение торжества, связанное с триумфом иконопочитателей.
Их победа знаменовала собой не только оправдание изображения во пложенного Бога Христа, как реальности. "Благовествование о вопло щении Не только религия духа, оно освящает и плоть"; за святыми, ка| Христоносцами, признавалась власть над природой, поэтому для верую щих тела усопших праведников - это святые мощи, которые и станови лись предметом "благоговейного почитания" (Мень А. Таинство Слово Образ. С. 163-164).
[50] В рукописи имеется приписка-завещание: "Христолюбивые, помо литесь за отца Григория, ибо он пожаловал мне пергамент для написа ния жития сего святого. Христе, пособи святому сему отцу. Помолитеа и за меня, недостойного, что нацарапал". В данном случае необходим' иметь ввиду, что в древнегрузинском слова "написал" и "переписал" бы ли синонимами.

 


 

© "The life of Saint Illarion of Georgia" in Russian language presented by A. Sinitsin (Russia);
© Electronical material brought to you by Besiki Sisauri (M.Div.) (Georgia)
.

Смотрите другие грузинские книги в интернете на русском языке: http://sisauri.tripod.com/religion/russian/index.htm

© Copyright Besiki Sisauri