Make your own free website on Tripod.com

 

Предисловие

 

Начавшийся во второй половине 80-х годов в СССР процесс демократизации и «перестройки», вызвал рост национального движения в союзных и автономных республиках. Все чаще в республиках Балтии, Молдове, Грузии, Армении, на Украине, да и в самой России звучали призывы отказаться от унитарной формы построения союзного государства, перейти к конфедерации, а радикальная часть национального движения в республиках требовала выхода из состава СССР.
Усилившаяся конфронтация между Горбачевым и Ельциным, после избрания последнего президентом России ускорила развал СССР. Центр, стремясь удержать строптивые республики, инспирировал создание в некоторых из них «интерфронтов», а в других противопоставил республиканским властям автономии.
Так начался парад суверенитетов автономии на территории бывшего СССР, в том числе и в Грузии: объявление Абхазии суверенной республикой, Юго-Осетинской автономной области – республикой.
Попытка горбачевской команды на переговорах в Ново-Огареве заключить новый союзный договор совместно с автономиями не смогла остановить быстро развивающийся процесс дезинтеграции СССР. После августовского путча распад советской империи стал реальностью. Но имперские силы в республиках не сдавались и продолжали бороться за восстановление СССР и коммунистического режима.
На примере Грузии наглядно видно как Кремль и спецслужбы СССР противопоставили автономии республиканским властям.
Парламентская группа «Союз» Верховного Совета СССР вела успешную антигрузинскую подрывную работу в Абхазии и Южной Осетии, делая все, чтобы воспрепятствовать выходу Грузии из состава СССР.
Это и явилось одной из главных причин начавшихся этнополитических трений, которые, к сожалению, переросли в вооруженную борьбу между грузинами и осетинами, грузинами и абхазами.
О том, как поддерживался абхазский сепаратизм извне прекрасно показано (на основе фактов и документов) доктором искусствоведения С.М. Червонной (*1).
Масло в огонь подлили и радикальные лидеры национально-освободительного движения Грузии своими поспешными, необдуманными действиями, высказываниями и призывами на митингах, в прессе и по телевидению. Вспомним, хотя бы многотысячный поход на Цхинвали в декабре 1989 года. Зачастую их некомпетентность, политическая близорукость, амбициозность, националистический популизм способствовали усилению и углублению начавшейся конфронтации. Никто из этих лидеров не хотел думать, какой отклик получат их призывы и лозунги у проживающих в Грузии абхазов и осетин и представителей других национальностей.
Политика Звиада Гамсахурдиа, ставшего в ноябре 1990 года председателем Верховного Совета Грузии, а затем и первым президентом страны наглядно свидетельствует, что не всегда диссиденты становятся мудрыми правителями встав во главе государства. Иллюстрацией этому является та поспешность, с которой З. Гамсахурдиа обратился к парламенту Грузии в ноябре 1990 г. с предложением ликвидировать Юго-Осетинскую автономную область, кстати, аплодисментами встреченным оппозицией. О последствиях никто не хотел думать. Что последовало за этим мы все хорошо знаем: военные приготовления в Цхинвали и антиосетинский синдром в Грузии.
Но политика не бокс, где на удар непременно надо ответить ударом. Политика – дело тонкое, это искусство возможного, искусство компромисса, это мудрость и дальновидность.
Кстати, в своих предвыборных выступлениях З. Гамсахурдия обещал не трогать автономии в Грузии.
О политической близорукости экс-президента и его команды говорит и избирательный закон, принятый по их предложению летом 1991 года в Абхазии, который нарушал демократические права грузинского населения. В 65-местном парламенте абхазам предоставлялось 28 мест, грузинам – 26, представителям остальных национальностей – 11.
В. Ардзинбе и его сторонникам развязали этим руки для усиления своих позиций и начала гонений на грузин. Вслед за этим избирательным законом, последовал целый пакет законодательных актов и постановлений, практически ограничивших юрисдикцию Грузии и постягнувших на ее территориальную целостность.
Вспомним также политику самоблокады и самоизоляции, которая нанесла огромный ущерб экономике и международным связям Грузии.
После военного переворота в декабре-январе 1991-1992 гг. З. Гамсахурдиа вынужден был оставить страну.
Весной 1992 года был создан Госсовет Грузии во главе с Э. Шеварднадзе, взявший курс на установление международных связей с мировым сообществом. Ведущие страны мира – США, Германия, Великобритания, Франция признали де-юре Грузию. Грузия стала членом ООН и других международных организаций.
1 июля 1992 года Грузия установила дипломатические отношения с Россией. До этого, при участии российских миротворческих сил были предприняты шаги по прекращению грузино-осетинского военного конфликта.
Однако, летом 1992 года абхазские сепаратисты развязали настоящую войну против Грузии, поводом к которой послужила передислокация грузинских правительственных войск на территорию Абхазии, с целью защиты железнодорожной и автомобильной магистрали от нападений и диверсий бандитских формирований экс-президента. Причем, Ардзинба знал о предстоящей передислокации грузинских войск, с ним это было согласовано, но, точная дата введения войск не была ему сообщена. Ответ Ардзинбы и его команды оказался один – полномасштабная война.
Экономический и политический кризис, охвативший Грузию, отсутствие регулярной армии, руководимой профессиональными военными, обрекли страну на поражение.
Раскол в грузинском обществе, обусловил многие последствия конфликта. Одной из главных причин поражения, на наш взгляд, явилось также игнорирование российского фактора, который сыграл важную роль в победе сепаратистов.
Несмотры на обращение президента России лично к Шеварднадзе с просьбой защитить жедезнодорожную и автомобильную магистраль в Абхазии от диверсантов и террористов, что осложняло экономическую связь России с Арменией, значительная часть российского парламента, генералитета и окружения Б. Ельцина заняли отрицательную позицию по факту ввода грузинских войск в Абхазию.
Отказ руководства Госсовета Грузии войти в СНГ, которое считало эту организацию аморфной, не имеющей никакого будущего, безусловно сыграл отрицательную роль при формулировании позиции России в отношении грузино-абхазского вооруженного конфликта, тем более, что абхазские сепаратисты кричали о своем желании присоединиться к ней.
Сентенция академика А. Сахарова, произнесенная им в Верховном Совете бывшего Союза, о том что Грузия является «малой империей», а также проигрыш информационной «войны» сделали свое «черное» дело в антигрузинском настрое значительной части российского общества.
Все это в конечном итоге привело к тому, что абхазские сепаратисты получили мощную финансовую, вооруженную и экономическую поддержку со стороны северного соседа. Кроме того, был недооценен фактор возможной помощи сепаратистам со стороны конфедератов, Чечни и мусульманского мира. Грузино-абхазский вооруженный конфликт, длившийся свыше года, унес тысячи человеческих жизней. Грузия потерпела поражение, ей был нанесен огромный экономический и моральный ущерб. Количество беженцев из Абхазии составило свыше 250 тысяч человек.
Россия в Грузии вела двойную игру. Она фактически помогла абхазам одержать победу, но, с другой стороны, когда в Западной Грузии началась гражданская война, развязанная экспрезидентом и его сторонниками, Э. Шеварднадзе, с помощью российских моряков Черноморского флота сумел удержать власть в своих руках.
Действия по принципу «разделяй и властвуй», Россия добилась укрепления своих позиций в Закавказье.
В условиях тяжелейшего политического кризиса руководство Грузии решило войти в СНГ. Наметилось улучшение российско-грузинских отношений. Под давлением правительства России и ООН абхазские сепаратисты вынуждены были сесть за стол переговоров в Женеве, которые затем были продолжены в Москве. В настоящее время грузино-абхазские переговоры с участием России и ООН приняли более интенсивный характер. Успешно действует и миссия ОБСЕ в Грузии по урегулированию грузино-осетинского конфликта. Начались непосредственные контакты между грузинской и осетинской сторонами.
Однако миротворческая роль России в этноконфликтах, охвативших Грузию, должна иметь свое логическое завершение – фактическое восстановление территориальной целостности страны.
Поддержка сепаратизма в Закавказье обернулась для России событиями в Чечне. Сепаратизм и территоризм являются одним из главных дестабилизирующих факторов в постсоветском пространстве.
Как показывают события, российское руководство не имеет четко разработанной политической концепции по отношению к Закавказью. Россия говорит о своих стратегических интересах в регионе, однако ничего не делает для налаживания равноправных, партнерских отношений с закавказскими республиками. Правда, после того как США заявили о своих стратегических интересах в Закавказье и Центральной Азии, Россия срочно подписала большой договор с Арменией о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи.
Российская политика в Закавказье имеет одностороннюю ориентацию на Армению. Но ведь Грузия занимает ключевую позицию в регионе, а Азербайджан обладает огромными запасами нефти. И в интересах России наладить добрососедские отношения с ними, иначе, она не сможет сохранить свое политическое и экономическое влияние в Закавказье.
Сегодня ведущие страны Европы и США проявляют огромный интерес к восстановлению закавказского транспортного коридора как кратчайшего пути из Европы в Азию и освоению богатейших запасов топлива и сырья региона. Уже идет борьба между сторонниками трех-четырех проектов транспортировки прикаспийской нефти и каждый из проектов является альтернативой другим. Азербайджанские лидеры неоднозначно заявляют, что ранняя нефть пойдет через территорию Российской Федерации в Новороссийск, большая же нефть должна пройти через Грузию с выходом к средиземноморским терминалам Турции.
Россия лоббирует, чтобы большая нефть пошла через ее территорию, что, по мнению российских политиков, даст ей возможность усилить свое экономическое и политическое влияние на Кавказе. А это значит, что определенные круги в России заинтересованы в сохранении политической нестабильности в Грузии, чтобы избавиться от нежелательного конкурента. Отсюда и искусственное затягивание процессов мирного урегулирования конфликтов. Кроме того, коммунистическое большинство Госдумы России, да и военные, по-видимому, не доверяют сегодняшней политической элите Грузии и Э. Шеварднадзе за их «прозападную» ориентацию. Но такая политика может привести к обратным результатам – к потере Россией своих позиций в Закавказье.
Открытие закавказского траспортного коридора имеет важнейшее значение для экономической и политической стабилизации в крае. Это поможет улучшению материального положения населения и будет содействовать экономическим и политическим реформам в регионе, привлечению иностранных инвестиций, увеличению занятости населения.
Но для осуществления вышесказанного нужна согласованная и тщательно сбалансированная политика со стороны закавказских республик. Нельзя повторять ошибок недавнего прошлого, когда после распада Российской империи в 1918-1921 гг. были образованы три независимые республики – Грузия, Армения, Азербайджан.
И тогда, весной 1919 года правительство Грузии в своем меморандуме от 14 марта на имя Парижской мирной конференции выразило желание восстановить древний шелковый путь, проходивший через Закавказье. В меморандуме, в частности, отмечалось: «Великая миссия, предназначенная Закавказью в силу его географического положения, заключается в том, что она откроет путь для экономических и духовных связей между Европой и странами Центарльной и Передней Азии...».(*2)
Англия, Франция, Италия и США проявили тогда большой интерес к освоению кавказского траспортного коридора, установлению протектората над регионом, но ввиду не согласованной внешней политики, постоянных междоусобиц из-за границ между закавказскими республиками и этноконфликтов в них, ведущие страны мира отказались от этой идеи.(*3)
В то же время, советская Россия, хорошо понимая стратегическое значение Закавказья, сделала все, чтобы утвердиться в нем.
30 ноября 1920 года газета «Правда» опубликовала интервью с наркомом по делам национальностей И. Сталиным, в котором с полной наглядностью были изложены планы руководства советской России по отношению к Закавказью в целом: «Важное значение Кавказа для революции, – отмечал Сталин, – определяется не только тем, что он является источником сырья, топлива и продовольствия, но положением между Европой и Азией, в частности, между Россией и Труцией, и наличием важнейших экономических и стратегических Дорог (Батум-Баку, Батум-Тавриз, Батум-Тавриз-Эрзерум).
Все это учитывается Антантой, которая, владея ныне Константинополем, этим ключом Черного моря, хотела бы сохранить прямую дорогу на восток через Закавказье. Кто утвердится в конце концов на Кавказе, кто будет пользоваться нефтью и наиважнейшими дорогами, ведущими вглубь Азии, револющия или Антанта, – в этом весь вопрос».(*4)
И Москва осуществила в 1920-1921 гг. насильственную советизацию Закавказья, что и привело к ликвидации независимости Грузии, Азербайджана и Армении.
За годы советского тоталитарного режима нарушались демократические права как абхазского, осетинского так и грузинского народов, особенно в 30-50-х годах.
Помимо политических репрессий создавались искусственные препятствия развитию абхазского языка, литературы и т.д. В частности, преподавание на абхазском языке в школах велось только в начальных классах.
В 60-70-х гг. началось исправление этих деформаций в Абхазии. Однако, этот положительный процесс вскоре принял однобокий характер, что проявилось в дискриминации неабхазского большинства в республике – грузин, русских, армян, греков со стороны сформулировавшейся к этому периоду моноэтнической номенклатурной верхушки. Именно эта номенклатурная верхушка, не желая расстаться со своими привилегиями и властью, поддержала Москву и выступила против демократических реформ в Грузии и ее независимости.
История учит, что после распада Российской империи в 1917 г. начавшееся отчуждение Абхазии от Грузии удалось преодолеть путем переговоров и разумных компромиссов. В результате чего и было достигнуто взаисмопонимание между двумя братскими народами.
И сегодняшнюю конфронтацию между грузинами и абхазами, грузинами и осетинами необходимо преодолеть путем переговоров и взаимных уступок, что поможет достичь желаемого консенсуса между сторонами.

***

Предметом исследования в настоящей работе являются исторические предпосылки современного сепаратизма в Грузии. Автор поставил перед собой задачу показать читателю (на основе фактов и документов) как развивались взаимоотношения между грузинами и абхазами, грузинами и осетинами в первой четверти XX века и какова была роль царской и советской России в этих отношениях.
Нами изучены и исследованы фонды Российского Центра хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), личные фонды Сталина и Орджоникидзе, центрального государственного исторического архива Грузии (ЦГИА Грузии), архива внешней политики СССР (АВП СССР), а также фонды архива правительства Грузинской Демократической Республики, хранящиеся в Хоугтонской библиотеке редких рукописей Гарвардского университета (Georgian Archive Harvard University). Это стало возможным во время научной командировки автора в США в 1988-1989 гг. Именно тогда этот архив был открыт для исследователей.
Мы хотим выразить глубокую благодарность доценту О. Дадиани, внуку П. Сакварелидзе – председателя конституционной комиссии парламента Грузинской Демократической Республики, за предоставленную возможность ознакомиться с документами Народного Совета Абхазии (1918-1920 гг.) из личного архива этого известного политического деятеля (См. эти документы в приложении).


Notes:

1.С.М. Червонная. «Абхазия – 1992: посткоммунистическая Вандея». М., 1993 г.

2.Оккупация и фактическая аннексия Грузии. Составитель А. Ментешашвили. Тб., 1990 г., стр. 62.

3.А. Ментешашвили. Грузинская Демократическая Республика (1918-1921 гг.) и западные страны. Журнал «Вопросы истории», М., №9, 1996 г., стр. 129-134.

4.И.В. Сталин, Соч., т.4, с.408.